Записки доцента на «удаленке». Часть вторая

Опубликовано: 16 Мая 2020 Автор: Асия БАЙГОЖИНА | Алматы
Записки доцента на «удаленке». Часть вторая
(с) ЭК / Андрей ХАЛИН
просмотров 2767

Не знаю, как в других вузах, но у нас в Жургеновке студенты до сессии и во время сессии – это разные люди. Речь не об отличниках и редких усердных «пчелках» – их всегда немного. Таким непременно идешь навстречу. Речь о среднестатистическом большинстве. Возможно, даже способном и талантливом. Но увидеть яркий талант во время занятий обычно не удается. Это гордые независимые люди, которые редко приходят на лекции и совершенно не утруждают себя заданиями. А у нас ведь, как любят повторять на обучающих семинарах и тренингах, «студентоцентрированное» обучение: Казахстан, подписав Болонскую конвенцию, пытается влиться в систему европейского образования. Одна из ее особенностей – выработка навыков самостоятельной работы обучающихся. При нашей скудной материально-технической базе самостоятельность студентов нами, разумеется, всемерно поощряется. Но чаще это выливается в то, что студенты привыкают… ничего не делать! Объясняя и оправдывая прокрастинацию как раз отсутствием возможностей.

У меня нет мастерской, выпустила ее в прошлом году и нового набора нет, в принципе я это даже понимаю и принимаю: зачем документалистика стране, где нынче главным образом востребованы мифы и легенды? Да и сами абитуриенты видят себя исключительно режиссерами голливудских блокбастеров и фэнтези. Но при всем при том мой предмет – обязательный компонент программы обучения режиссеров вообще, поэтому веду его на разных курсах: для студентов игрового набора, продюсирования и арт-менеджмента. Обычно, начиная курс, исходя из прежнего опыта, предлагаю студентам сделку: согласиться сразу на «удовлетворительно» за семестр.

Баллы (оценка) ставятся студенту каждую неделю. Принцип простой: есть задание – есть оценка. Многие заданий не присылают. Вообще. Все недели подряд. Но есть первый рубежный контроль. Затем – второй. Если эти рубежи не пройдены, студент к экзамену не допускается. Предвидя игнорируемую многими эту «засаду», я предлагаю сделку: всем, кто исправно будет посещать занятия, засчитаю сессию на «удовлетворительно». Вы думаете, мне удалось хоть раз провернуть такую сделку?! Нет! Все хотят высокой оценки. Ок. Занятия идут 15 недель. На третьей неделе обычно повторяю свое непристойное предложение. Все вновь идут в «отказ». На занятиях при этом некоторые уже не появляются. И заданий не сдают.

А что такое режиссура документального фильма? Это практические упражнения. В отличие от игровой режиссуры, где очень долго пишется режиссерский сценарий, делаются раскадровки, каждый эпизод и сцена тщательно расписываются, тут акцент делается на теме, герое, постоянных съемках-наблюдениях. Конечно, расписывается структура и студенты параллельно снимают. Те, кто определился изначально с темой – снимают все задания в контексте своей работы. Естественно, задания еженедельные, пошаговые. К примеру, снять интервью. Раскодировать его. Смонтировать. С прошлого года даю задания еще более простые. Вначале прошу составить список вопросов своему герою. Не менее десяти.

Записки доцента на «удаленке». Часть первая
читайте далее

Вот задание студента N. Первый вопрос: представьтесь, пожалуйста. Второй: чем вы занимаетесь. Далее: сколько вам лет. Больше всего поразили девятый и десятый вопросы: чтобы вы хотели пожелать народу Казахстана, а также: что сами хотели бы рассказать? И адресовались эти вопросы – кому бы вы думали? – студенту-соседу по комнате! Я тоже сначала думала, что это розыгрыш. Увы!.. А я ведь до того рассказывала-показывала, вживую демонстрировала, что такое настоящее интервью…

А тут грянул карантин! Пандемия! Дистанционное обучение! Надо переделать задания, чтобы их можно было выполнять удаленно. И я придумала! Чтобы каждый студент снял на смартфон маленький документальный фильм на тему «Как я/мы проживаем/переживаем ситуацию с коронавирусом». Расписала схему: что и как делать – по неделям. Но каждому также дала право выбора – снять свой документальный фильм на эту тему в любом жанре: это может быть скрин-лайф, наблюдение, репортаж, трагифарс, мокъюментари…

Согласитесь, ситуация уникальная, зафиксировать ее в разных уголках страны – что может быть интереснее? Лучшие обещала выставить на сайте академии. И ведь многие сняли! Смонтировали! Есть студенты, что каждую неделю слали новый сюжет.

айфон-4.jpg

Гульнур смонтировала сюжет новостных программ, соединив их с буднями своего местечка. Сюжет начинался и заканчивался словами «Отстаивайтесь дома!». Ошибка была ненамеренной, она хотела использовать слоган «Оставайтесь дома!». Но по смыслу попала в точку: время дано именно отстаиваться. Отстаиваться всему. Так, как отстаивается тесто. Вода с илом. Отношения и чувства… Асылжан, которого до того я в глаза не видела, вдруг объявился на онлайн-занятиях и снял лирически-философский этюд – о себе и местечке, в котором он живет. Снял неожиданно хорошо! И я стала хлопотать о том, чтобы ему засчитали пропущенные занятия… Рустем снял ироническое эссе-наблюдение – парафраз на тему семи дней сотворения мира… Сабина вдохновилась эстетикой немого кино, а Лаура – вот уж не ожидала! – сделала скрин-лайф: сняла по Skype друзей, живущих в разных концах мира. Жария сняла, как мама делает традиционные шелпеки и раздает их соседям, приговаривая, чтобы вирус обошел всех стороной. А какое замечательное наблюдение сняла та же Гульнур – практически одним кадром: мама шьет маски. Одну за другой. На фоне новостей, звучащих из телевизора. Целая гора масок... И лишь в самом конце мы видим ее усталое и тревожное лицо... Адлет снял остроумный веселый ролик, а Данияр подробно и живо описал свое состояние оцененения после того, как их дом был на 14 дней оцеплен на карантин. Алишер прислал из своей сузакской глубинки два необыкновенных фильма про обычные будни своей семьи в условиях карантина.

Прав был Андрон Кончаловский, заявляя: чтобы снимать сегодня кино, нужны только две вещи: айфон и талант.

Вот чего я добивалась от них! Попытаться запечатлеть образ нынешнего состояния, показать само время, его меняющийся образ, поймать за хвост ускользающую реальность. Нет, прав был Андрон Кончаловский, заявляя: чтобы снимать сегодня кино, нужны только две вещи: айфон и талант. Он ведь и сам сейчас снимает кинодневник карантина на айфон.

Вообще задание мне казалось несложным: каждую неделю снимать и присылать полторы-две минуты. Как же я ошибалась! В первую же неделю число студентов, оказавшихся вне Интернета, оказалось угрожающе высоким. Мы, преподаватели, едва успевали обновлять списки. Студенты писали, что не могут выполнять задания по этой причине.

Первым возмутился Ренат Кадырович Косай. В отличие от меня, он присутствует практически во всех соцсетях. Оказалось, студенты его операторской мастерской регулярно появляются в «Инстаграме». Когда очередной студент сообщил, что не может отправить задание, поскольку у него нет Интернета, Косай заявил:

Немедленно высылай свою геолокацию. Мы свяжемся с акиматом.С отделом образования. На местах обязаны помочь. Если нет Интернета дома, тебе предоставят возможность отправлять из самого акимата. Мы этого добьемся. Шли геолокацию!

Опешивший студент ответил, что попробует решить проблему самостоятельно и на следующий же день прислал задание.

AX__3572.jpg

Метод Косая коллеги взяли на вооружение и добились такого же успеха. А вот меня группа студентов неожиданно атаковала просьбами заменить съемки на смартфон письменными заданиями. Они так и писали:

Как можно снимать и отправлять задания каждую неделю?! Это же садо-мазо! Все учителя в академии пошли навстречу и дают нам письменные задания. Когда закончится карантин, мы снимем. А сейчас можем только письменно!

Но у меня был прецедент – две остальные группы снимали! Да и в этой группе часть ребят снимала и танталовых мук не испытывала. Мало того, восхитивший меня своими работами, студент Алишер – вообще-то инвалид, ходит на костылях, и именно ему я обещала поблажки, от которых он наотрез отказался. И именно у него были реальные проблемы с Интернетом, но он то в школу местную ходил, то в сельский акимат, и ухитрялся мне отправлять.

Так что на этом фоне остальные просто обязаны были снимать. Да и какие письменные работы по режиссуре документального фильма я могла им задать? Эссе про то, как брать интервью? Реферат по истории казахского неигрового кино? Анализ фильмов-портретов? Не сомневаюсь, что перекатали бы мгновенно из Интернета, рассчитывая еще и на высокий балл...

Боже мой, они копировали одновременно нынешних блогеров и телевидение семидесятых годов, которое вообще никогда не видели!

В общем, явно меня проклиная, они тоже начали снимать. Боже мой, они копировали одновременно нынешних блогеров и телевидение семидесятых годов, которое вообще никогда не видели!

Мейрбан шел по селу и акынствовал. У Акжана были потрясающие кадры пустого города и невнятные кадры поездки в автобусе. И все сопровождали свое наспех снятое видео закадровым монологом на смеси казахского и русского (грустную вещь для себя поняла: казахский мы не приобрели, а русский – точно потеряли за годы независимости...) и невообразимой музыкой – для «оживляжа». Один прислал видео, снятое коптером. Пригляделась: уж очень знакомые кадры. Порылась в Интернете. Да, прислал чужое видео. 

А что такого, – удивился в ответ, – Писали же сами, что можно из Интернета брать.

Как архив новостей – да. Но не выдавать же за свое!

Коллега Болат Шарип в WhatsApp поделился:

Студенты воруют работы друг у друга! Читаю и вспоминаю, что эту работу уже где-то читал. Перебираю кучу. Ищу и нахожу. Пишу этому студенту. А он в ответ: «Солай болып қалды, ағай!». То есть, он признает свое воровство! Проходит время, он снова ворует – уже у другого! Как можно таким делать поблажки?!

Но мы – делаем. И многие студенты считают это нормой. Более того, настаивают на таком положении вещей. Мне в прошлом году в одной группе студенты заявили:

Мы уже четвертый год учимся и не снимали ни разу за это время – мы же продюсеры, почему вам теперь должны снимать?!

Мне лично они, разумеется, ничего не должны. Но дисциплина, которую я веду, априори подразумевает съемки. Я не знаю, как научиться плавать, сидя на диване. Дистанционка обнажила главную проблему нашего обучения: студенты не готовы постоянно самостоятельно и целенаправленно работать. Возможно, сказывается,менталитет: мы в целом – люди порыва, методичная, постоянная и кропотливая работа не про нас. Возможно, это беда творческих вузов: нарциссизм студентов вкупе с потребительским отношением зашкаливает. Иначе не писали бы таких сообщений:

Не занижайте мне оценку, мне нельзя оценку ниже 90, а то я лишусь стипендии (первая рубежка – 51 балл). Для вас – один клик клавиатуры, а мне целое лето потом отрабатывать.

Студенты были на онлайн-встрече с ректором и очень воодушевились. Ректор сказал, что академия всем поможет, учтет обстоятельства пандемии, никто с гранта не слетит Но когда очередному претенденту на высокий балл объяснила, что грант остается за ним, но вот стипендию он вряд ли будет получать, поскольку задания не выполнялись ни разу, тут же прислал ролик со слезной просьбой открыть и засчитать все предыдущие недели. А тот же ректор на онлайн-встрече спросил у меня:

Как можно аттестовать тех, кто не сдает задания?

Интернет в решающие дни – то есть в сессию – заработал практически у всех. Гордые независимые и недоступные вчера студенты превратились в заискивающих просителей, льстивых нахалов, агрессивных нарциссов. Ссылались на обстоятельства, обещали снять блестящий фильм в будущем, оккупировали деканат, подключали знакомых, напоминали о Рамазане, в который предписано творить добро ближним, хвалили мои занятия и напирали на то, что ректор обещал, вы должны... Да что студенты, начальство мне писало:

Давайте, не будем строги с ними в этой ситуации. Не все же завтра станут режиссерами. Пусть сами стыдятся потом. А не будут стыдиться – их проблема. Зато мы с вами проявим человеколюбие!

Когда тебя атакуют со всех сторон, поневоле начинаешь думать: и чего я сопротивляюсь? Враг я что ли родной академии? Но с другой стороны, разве можно сравнить тех, кто весь семестр работал, проявил себя с наилучшей стороны, и тех, кто валял дурака, а сейчас непременно хочет иметь высокий балл, чтобы наравне с первыми получать стипендию? Разве это справедливо?

Академия им. Жургенова.jpg Перспектива увидеть полковника от Карима Масимова, снимающего документальные экзерсисы за того парня, меня даже вдохновляет.

Мне вот студенты постоянно кивают на одногруппника, который исправно переходит с курса на курс, практически не появляясь в академии и не сдавая никаких заданий. Староста мне сообщила, что это родственник чуть ли не самого Масимова, и за него приходят хлопотать люди в погонах, они даже вроде готовы выполнять за него задания. Перспектива увидеть полковника от Карима Кажмукановича, снимающего документальные экзерсисы за того парня, меня даже вдохновляет. Сомневаюсь, что это правда. Одного в толк не возьму: зачем такому парню нужен диплом режиссера?!

Те редкие юноши и девушки, что на самом деле хотят быть режиссерами, они совсем другого замеса, их опусы вдохновляют и вселяют надежду. Когда я вижу, что студент занят всецело своей игровой картиной и мастер просит отнестись с пониманием, всегда откликаюсь. Но когда тот же мастер сокрушенно спрашивает: «Слушай, он у тебя хоть что-то делает? Мне вот ничего не сдает в который раз», – кто в этом виноват? Вирус? Да. Вирус лени, безответственности и вседозволенности. Получается, мы, как преподаватели, этому потакаем и способствуем распространению.

У нас много тех, кто учится платно. Нам говорят: это ваша зарплата. Моя зарплата в академии не достигает и 100 тысяч тенге. Рискуя навлечь гнев коллег, скажу: готова получать еще меньше, если в результате избавимся от ненужного балласта. Но возможно, балласт это мы сами – те преподы, которые настаивают на выполнении заданий? Отринув собственные принципы, я три дня подряд заново открывала в Moodle недели и «проявляла человеколюбие». И не только я. Уставший от такого же «человеколюбия» старший коллега констатировал:

Мы рабы стали, а не педагоги. Иначе почему мы даем допуск к экзаменам тем, кто не сдал ни одного задания за эти недели дистанционного обучения?

Молодой препод была радикальнее:

Буду уходить из академии. Больше не могу. Не выдержу...

Знаю точно: без работы не останется, а семья просто дико обрадуется такому решению. У нее – иностранное образование, оба по по профилю, для рейтинга кафедры и факультета – это ценно. Получает – 30 с чем-то тысяч тенге – четверть ставки! Знаете, почему она работала? А нравилось! И делала это с душой. Как положено. Но, видимо, сейчас наступило то самое время, когда профессионалы всюду лишь мешают. Мне вообще порой кажется, что преподаватели в нашей стране – лишнее звено в системе высшего образования. Несущее только декоративно-исполнительную функцию: неудобно, нецивилизованно как-то, видимо, выдавать дипломы, минуя сам факт учебы, хотя бы номинальной. Но это решаемо: надо по капле выдавливать из рабов педагогическое начало. В условиях дистанционного обучения это проще простого.

Асия Байгожина.jpg

Об авторе

Асия БАЙГОЖИНА – секретарь и член правления Союза кинематографистов РК, академик Евразийской академии ТВ и РВ (Москва), лауреат национальной кинопремии «Құлагер» (2007), обладатель звания «Экран шеберi», медалей «Ерен еңбек үшiн» (2007), к 20 летию суверенитета РК.

Образование: 

Казахский государственный университет, ф-т журналистики. Алматы, 1981

Высшие двухгодичные  сценарные и режиссерские курсы, мастерская авторского кино,  Москва, 1987

Курсы многокамерных съемок  телесериала. Фонд Британского правительства, Портобелло Медиа ЛТД», 1996

Сценарист, режиссер неигрового кино.

Профессиональная деятельность:

2008 - по наст. время – доцент кафедры «Режиссура ТВ и операторское мастерство»» Казахской Национальной академии искусств имени Т.К. Жургенова, секретарь Союза кинематографистов РК.

2007 - 2008 – декан ф-та КИНО и  ТВ, Казахская Национальная академия искусств имени Т.К. Жургенова

2004  - 2007 – редактор отдела  республиканского общественно-политического журнала «Байтерек»

2005  – медиа-консультант республиканской партии «Отан»

2002 - 2004 –обозреватель газеты «Московский комсомолец»

2001 - 2002 – автор  и руководитель общественно-политической  программы «Статус- кво» на телеканале «ТАН»

1999 -2002  –координатор программ киностудии «Казахфильм» имени Ш. Айманова

1998 - 1999 – независимый журналист

1995 - 1997 – сценарист и редактор первого казахстанского телесериала «Перекресток», НТИА «Хабар»

1993 -1995 – художественный руководитель – ген. директор  молодежной студии «Параллель»

1987 -1993 – главный редактор объединения документальных фильмов студии «Казахфильм» имени Шакена Айманова

1981-1985 – корреспондент областной газеты «Звезда Прииртышья»

Избранная фильмография:

«Хроника необъявленной революции»;

«Динмухамед Кунаев»;

«Хроники жизни и смерти»;

«Желание света»;

 «Амен Хайдаров. Сказочные хроники».


Источник: Кинопортал «Бродвей»

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Белый флаг
Отказ от карантинов – это капитуляция. Мы выбросили белый флаг.
1366 0 0
С места в барьер
Что будет происходить на границах Нур-Султана и Алматы...
3821 0 0
«На попутных кроватях до счастья не доехать»
«На попутных кроватях до счастья не доехать»
2380 0 0