Пафос и одержимость: странности любви на страницах трех книг

Опубликовано: 26 Декабря 2019 Автор: Вера САВЕЛЬЕВА | Алматы
Пафос и одержимость: странности любви на страницах трех книг
fashionlab.pro
просмотров 1579

Вечная тема и вечное чувство находят разное понимание. Еще Анна Каренина в романе Льва Толстого произносит: «Если сколько голов, столько умов, то и сколько сердец, столько родов любви». На моем столе случайно встретились три книги, которые изданы в 2019 году, написаны нашими современниками, живущими в разных городах и государствах. Их объединяют пафос и одержимость в раскрытии темы и желание изобразить, объяснить и даже научно истолковать роль любви в истории жизни человека и цивилизации. Автор одной – молодая французская писательница. Вторая книга написана уважаемым казахстанским профессором. Третья – принадлежит российскому ученому-философу и антропологу. 


Кто виноват и как наказан в романе «Евгений Онегин»?

Молодая француженка Клементина Бове издала роман-фантазию, который на ее родине имел успех. В переводе на русский язык этот ремейк по мотивам «Евгения Онегина» называется «Ужель та самая Татьяна?» (М., 2019. - 256 с.). Автор окончила Кэмбридж и получила докторскую степень. Бове пишет книги для детей и young adult (молодых взрослых) на французском и английском языках. Кроме того, она переводит на французский язык английскую литературу и занимается исследованиями в области социологии и философии детства.

001.jpg
...огромную роль играет эротическая заинтересованность и ревность Онегина к профессору, который руководит научной работой Татьяны.

Динамичный ремейк Бове по объему превышает классический роман русского поэта. Он тоже в стихах. В переводе это передано верлибром, акцентным стихом, в основном белым, но с отдельными рифмами. Все это читается в ритме рэпа. В тексте графически выделены фрагменты электронных писем и СМС-посланий.

Открывается роман обращением к читателю, в котором автор задает вопрос «кто виноват?» в той вечной истории, которая «не закончилась когда-то»: «Онегин ли? Татьяна виновата?». Автор как бы оживляет героев, переносит события в современность и заставляет их пережить историю любви заново.

Прошло 10 лет после расставания, и 27-летний Евгений неожиданно встречает в парижском метро 25-летнюю Татьяну. Он «В вельветовых брюках, оксфордской рубашке, / шарф кашемировый в два оборота / Вокруг тощей шеи». Евгений удивлен и неожиданно для себя огорчен, видя у нее на пальто значок с надписью в белом круге: «Я жду ребенка!» И ниже – мелким шрифтом: «Спасибо, что уступили мне место!». А потом обрадован, когда она объясняет, что это трюк. Они расстаются, обмениваются телефонами, но сразу после этого начинают «гуглить» информацию друг о друге.

Феминистка Татьяна пытается разобраться в своих чувствах: потерять свободу или остаться верной занятиям искусством.

В это время автор предлагает читателям вернуться на 10 лет назад в парижское предместье, где живут мама и две дочери: Ольге – 17, Татьяне – скоро 15. У их 17-летнего соседа Леонара, по прозвищу Ленский, активный роман с Ольгой. Он шлет ей письма и стихи на бумаге и электронные: «Каждый стих не то рэп, не то – недорэп». На летних каникулах Ленский привозит своего парижского друга Евгения. При расставании Татьяна спрашивает, есть ли у Евгения аккаунт в «Ватсапе». Он пишет номер ей в блокнот, хотя и боится, что она закидает его кучей сообщений и смайликов. Мечтательница Татьяна его заинтересовала, но он помнит о возрастной границе. Татьяна влюбилась и погружена в эротические фантазии. Она пишет Евгению электронное письмо, а потом раз тридцать на дню открывает электронную почту – но ответа нет.

Возвращаясь в настоящее время, автор подробно описывает настроения двух повзрослевших героев и их нарастающее взаимное притяжение, в котором огромную роль играет эротическая заинтересованность и ревность Онегина к профессору, который руководит научной работой Татьяны. Она не замужем, получает выгодное приглашение два года поработать в Сан-Франциско.

Повзрослевшая Татьяна требует, чтобы Евгений подробно все рассказал о гибели Ленского, так как он был единственным свидетелем. Это был несчастный случай, драка или самоубийство на почве ревности и любовной драмы? Евгений не хотел бы вспоминать прошлое («я стер из памяти своей все это лето»), он поглощен настоящим и занят своей внезапно вспыхнувшей любовной страстью. Теперь уже Татьяна не отвечает на его звонки, мэйлы. Феминистка Татьяна пытается разобраться в своих чувствах: потерять свободу или остаться верной занятиям искусством. Она отправляется в гости к замужней и счастливой Ольге, но семейная идиллия представляется Татьяне скучной.

Конечно, читатели любят счастливые развязки, но, согласитесь, это похоже на телесериал.

Подробно описаны переживания Евгения («каким же я был дураком!»), который мысленно обращается к Ленскому, чтобы тот дал «душевных сил», помог найти нужные слова. Никакой пушкинской сдержанности в описаниях чувств нет. За два дня до отъезда Татьяна, наконец, выходит на связь и объясняется с Евгением. Но автор отменяет открытый финал («Но пусть на сей раз будет все иначе») и решает дать героям еще один шанс: «Роман в стихах, ты – старец двухсотлетний, / поэзии бессмертный образец... / позволишь ли печальный твой финал / поправить так, чтоб автор не брюзжал?».

Бове решительно убирает все социальные и нравственные барьеры между героями. В современном мире самодостаточные и свободные Татьяна и Евгений, изрядно помучив друг друга, преодолевают взаимное ощущение виноватости и сливаются в любовном экстазе. Прощаясь с читателем, автор пишет: «Каким живым тогда все кажется вокруг; / В тебя я очень верю, милый друг. / Ведь каждый человек – любви искатель». И оптимистически добавляет: «Смелее друг, / И не теряй задору! / Ведь яблоко любви твоим ладоням впору». Конечно, читатели любят счастливые развязки, но, согласитесь, это похоже на телесериал.


Какую Татьяну любит Онегин?

Книга «Онегин» и Любовь» (Алматы, 2019. - 238 с.), которую можно считать монографией и литературоведческим исследованием, принадлежит серьезному и уважаемому казахстанскому ученому, чьи заслуги перечислены на обложке: он академик Международной академии наук высшей школы, доктор биологических наук, профессор, много лет посвятивший научным исследованиям в области физиологии и биохимии мембран. Свободное время Олег Викторович Есырев посвящает изучению творчества А. С. Пушкина и в 2019 году издал книгу – итог его изучения и размышлений. В аннотации читаем: «Представленные в настоящем литературном исследовании решения вопросов сыграют существенную роль для раскрытия темы любви в романе».

002.jpg

В содержании книги явно выделяются три части. Первая посвящена персоналиям и состоит из двух объемных статей: «Онегин» и «Татьяна». Далее следует раздел, посвященный работам пушкинистов: «История любви Татьяны и Онегина в романе «Евгений Онегин» глазами и сердцем пушкинистов разных лет». Вторая половина книги (это ее третья часть) посвящена подробному пересказу восьми глав, но с элементами тех суждений, которые уже встречались в первой половине книги.

«Приход мужа – это опасно для Тани. Онегин должен защитить ее, успокоить своим молчанием, чтобы прошла ее страсть». У меня слов нет комментировать такие истолкования.

В «Предисловии» Есырев пишет о дискуссионном характере книги, которая родилась в процессе «многолетних заочных бесед» с пушкинистами, авторами книг и статей. Он называет свои наблюдения «догадками и размышлениями», с чем вполне можно согласиться, так как все это относится к области интерпретации «странностей любви» и финала романа.

Книга интересна как опыт заинтересованного прочтения романа современным читателем. Сразу скажу, что размышления автора книги достаточно неожиданны и даже фантастичны. «Одним из главных вопросов романа остается вопрос – умеет ли Онегин любить?». Есырев считает, что Пушкин не ответил на этот вопрос, и надо искать между строк, думать и додумывать. Казалось бы, опытный ученый должен пойти проторенным путем: вооружить исследованиями в области психологии и физиологии. Но нет! В книге доминируют субъективно-оценочные фразы: «чувство жертвенности во имя любви» (7), «полюбил высокой любовью» (37), «пагубность любовной страсти» к княгине Татьяне и «истинная любовь» к барышне Тане (с. 35). По мысли Есырева, в письме страсть Онегина обидна для Татьяны, так как там «ни слова о разводе с мужем, о новой семье с Евгением, об отъезде их в другую страну» (с. 224). Оказывается, Татьяна «потому не ответила на письмо Онегина», что увидела в нем только «обидную страсть» и «ждала, что Онегин изменит к ней отношение и в следующем письме просто предложит быть его женой» (с. 224–225). В последней сцене Онегин молчит потому, что он боится за Татьяну: «Приход мужа – это опасно для Тани. Онегин должен защитить ее, успокоить своим молчанием, чтобы прошла ее страсть» (с. 227). У меня слов нет комментировать такие истолкования.

«Татьяна телепатической связью вызвала Онегина к себе, и он мчался «к своей Татьяне».

С Татьяной еще проще и однолинейней. Приведу отдельные рассуждения и объяснения Есырева поведения Татьяны после встречи с Онегиным на балу. «Наше мнение – Татьяна впала в глубокую любовную страсть. Она никогда и не забывала Онегина в годы его отсутствия, а думы о нем были спокойными, не надрывали душу и сердце. Но сейчас, в Петербурге, когда он вдруг исчез, она почувствовала, что теряет Онегина навсегда. Евгения мысленно телепатически звала Татьяна, боясь, что потеряет его навеки» (с. 226). «Татьяна телепатической связью вызвала Онегина к себе, и он мчался «к своей Татьяне» (с. 83). «Он не знал, что Татьяна готовилась к его приходу – муж ушел на службу, слуги отправились в церковь» (с. 227). И ранее: «Татьяна заранее к свиданию с Онегиным все продумала, учла и создала: выбрала время для его прихода – муж пошел на службу; прислуга отправилась в церковь, было утро, никого нет дома; сама она была «неубрана»; она предстала в образе барышни Тани; вызвала к себе Онегина; когда он вошел, читала письмо и лила слезы» (с. 62)! Мы никогда не узнаем, что сказал бы или подумал о таком предположении Пушкин. Может быть, он вызвал бы автора книги на дуэль?

Есть в книге и откровенно приземленные пассажи, от которых, по-моему, можно было бы воздержаться: «В своей семье с генералом она не была счастлива. Не ту семью она хотела. Радости не было, генерала она уважала, но он наскучил восхищением ею, а она хотела быть простой бабой: любить, быть женой, матерью, рожать детей» (с. 61).

Мы никогда не узнаем, что сказал бы или подумал о таком предположении Пушкин. Может быть, он вызвал бы автора книги на дуэль?

Читаем далее. «Она устроила это свидание. Татьяна сделала шаг на грань жизни и смерти – если бы вдруг вошел муж, она бы сказала, что уходит с Онегиным. <...> Она мечтает, чтобы он увез ее в сельский дом, где они будут жить своей семьей. <…> К слову сказать, он-то (Евгений) об этих целях ее поведения не догадывается. <…> Она ждала, что первым заговорит Онегин. Он ждал, что первой заговорит она. Эта молчаливая сцена долго продолжалась, пока не заговорила Татьяна. Таким образом, была потеряна потенциальная возможность супружеского соединения героев. Но Татьяне показалась подозрительно затянувшейся эта сцена, и, не отнимая руки, тихо сказала: «Довольно» (с. 228). По мнению Есырева, «Татьяна глубоко обижена» молчанием Онегина и решает высказаться – это ее «мщение» (с. 228)! «Пригласила к себе Онегина, чтобы предложить ему себя в жены, теперь же с ним прощается» (с. 231).

Поразительно, как автор книги подменяет понятия: сначала он рассуждает о возможных мыслях Татьяны, потом у него Татьяна владеет телепатией, но одновременно она готовится к приходу и «отсылает прислугу», а еще дальше – Татьяна «пригласила» Онегина! Это даже не ремейк, а произвол, фейк, как сейчас говорят!

Объяснение поведения пушкинских героев в последней сцене можно назвать смелой гипотезой. Онегин, по мению Есырева, наконец полюбил настоящей любовью Таню из прошлого и после зимнего затворничества излечился от страсти к княгине Татьяне. Татьяна же все еще любит того Онегина, которого узнала, читая книги в его кабинете, а не того, кто ей пишет письма с любовными признаниями. Такую ситуацию шизофренического раздвоения чувств у двух персонажей вряд ли можно называть «великой любовью», как пишет автор книги.

Такую ситуацию шизофренического раздвоения чувств у двух персонажей вряд ли можно называть «великой любовью», как пишет автор книги.

По мысли Есырева, «гордость и честь» не позволяют Евгению простить себе «измены» Тане с княгиней Татьяной. Он молчит в последней сцене романа, что позволяет «тем самым спасти любимую от гибели от рук генерала» (с. 66). Вот так фигура генерала превращается в понимании искушенного современными детективами читателя в ревнивца и чуть ли не убийцу. Видимо, хорроризация современного пространства влияет на восприятие и других героев романа в стихах. Неожиданно это коснулось и «милой старушки» Лариной, у которой, по мнению Есырева, любовь к приятелям сменилась ненавистью к одному из них.

Есырев придумывает ей неожиданную роль заговорщицы и даже соучастницы убийства. Оказывается, именно Ларина пригласила Онегина на именины Татьяны. Онегин понял, что это «ловушка» для него, а «Таня приманка» (с. 194). У Лариной ничего не вышло: «Она поняла, что свадьба Евгения и Татьяны никогда не получится. Кроме того, она заподозрила, что Ольга может уйти от Ленского к Онегину» (с. 197). И тогда «Ларина обратилась к Зарецкому с просьбой быть секундантом Владимира» (с. 198). Получается, что Ларина организовала дуэль? А как же тайна дуэли и дуэльный кодекс? Спросим автора концепции: «Зачем она это сделала»? Вот так он отвечает: «Ларина срочно пригласила к себе Зарецкого и уговорила его на организацию дуэли между Ленским и Онегиным со смертельным исходом для Онегина» (с. 197). Такие абсурдные домыслы вызывают удивленное возмущение: «Зачем они?».

В письме Петру Вяземскому Александр Пушкин написал: «Не надо все высказывать – это есть тайна занимательности» (6 февраля 1823 года). Роман в стихах Пушкина, по мнению многих пушкинистов и читателей, полон загадок, аллюзий, недосказанностей, пустых строф, многоточий. Никто не может запретить писать о его любовных коллизиях, парадоксальной диалектике чувств, драматизме и трагизме, но даже ученым полезно помнить совет Онегина: «Учитесь властвовать собою».


Любовь, что движет солнце и светила

На обложке книги кандидата философских наук Виктора Викторовича Тена «Человек безумный. На грани сознания» (М., 2019. – 384 с.) высвечивается лейбл «Парадоксальная антропология». Книга относится к жанру научно-популярной литературы, но читается как интеллектуальный детектив. Тена в научном мире называют «возмутителем спокойствия» и одновременно его идеи вызывают интерес у авторитетных ученых, среди которых была нейрофизиолог академик Наталья Бехтерева.

003.jpg

Излагая существовавшие и существующие концепции антропогенеза и происхождения homo sapiens, Тэн ставит целью понять, как возникло сознание у homo sapiens, почему он смог освободиться от животных инстинктов? Автор избегает упрощения, погружает непосвященных читателей в историю психофизиологии и объясняет необходимость выделения психогенеза как отдельной области науки. Изучать происхождение сознания невозможно без возникновения самосознания. В этом плане следует понимать тезис Декарта: «Я мыслю, следовательно, я существую». Для мышления надо существовать. Исследование сознания сознанием (например, ученого) нельзя признать объективным методом. Тен рассказывает, какой путь избрали ученые, а именно: изучать особенности сознания через психические состояния, не контролируемые сознанием: гипноз, шизофрению, сон, индивидуальное и коллективное бессознательное, детскую психику до 4–5 лет, примитивную психику первобытных народов.

«В любви рождается гипер-эго для того чтобы тут же начать изнурительную борьбу с самим собой».

Опираясь на многочисленные исследования, Тен высказывает гипотезу, что сознание не появилось как итог медленного поступательного развития психики животного. Оно возникло как «диалектический скачок», обратный процесс, «инверсия», что привело к расщеплению психики прачеловека. Свою теорию Тен называет «инверсионной теорией».

Как ученый-материалист, Тэн убежден, что «сознание базируется в теле человека, порождается мозгом, а другого сознания еще никто не выявил доказательно». Зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые ощущения объясняются физиологическими процессами в мозге. «А вот субъектность, которой обладают люди как биологические существа, ни электрохимическими, ни физиологическими процессами необъяснима» (234). Субъектность как ключ к самосознанию формируется у младенца на «стадии зеркала», которую Жак Лакан считал выходом к прообразу собственного Я. Состояние психики ребенка до четырех лет «интересно рассмотреть в качестве «рекапитуляции первобытных состояний» (с. 310). Тен соотносит эти состояния с патологией у взрослых, у которых наблюдается «диссоциация» сознания. В лечении таких состояний помогает гипноз – «перенос личности гипнотизируемого на гипнотизера» (с. 318). Тем самым подтверждался зеркальный характер саморефлексии. И вот здесь Тен выходит к теме нашей статьи.

Любовь тоже зеркальна. Материнская любовь не активизирует высшие функции и участки мозга, связанные с самосознанием (с. 345). Страстная любовь активизирует эго. Тен приводит суждение Лакана «Речь идет не о любви в качестве Эроса, но о любви-страсти в том конкретном виде, как она переживается субъектом, о своего рода психологической катастрофе» (с. 362).

«Не охота, не труд, не постепенное развитие рефлекторных когнитивных способностей, не что иное, кроме как страстная любовь, является главным каузальным фактором антропогенеза».

«Страстная любовь – это наш ментальный эксклюзив», чему нет аналога в мире животных. Она активирует зоны, отвечающие за высшие когнитивные функции и самосознание. Тен цитирует выводы, сделанные в ходе экспериментов: «Интересно, что исследования показывают, что страстная любовь не только активирует подкорковые области мозга. Исследования ФМРТ показали, что любовь также вызывает активацию мозга в более высоком порядке областей коры головного мозга. Эти кортикальные активации предполагают роль зон мозга, вовлеченных в социальное познание, внимание, память, умственные ассоциации и саморефлексию. Вместе эти данные МРТ показывают, что страстная любовь активирует не только области, опосредующие основные эмоции, награду или мотивацию, но и рекрутирует регионы мозга, участвующие в комплексной когнитивной обработке, такие как социальное познание, образ тела, самопознание и внимание» (с. 347).    

«Любовь не есть простое отношение одной особи к другой, как у животных, это борьба с самим собой и работа над собой с целью преодоления собственного эгоизма. В любви рождается гипер-эго для того чтобы тут же начать изнурительную борьбу с самим собой» (с. 263). «Эта катастрофа породила в хаотической психике человека безумный вектор, вынесенный вовне» (с. 363).

Тен делает такое заключение: «Не охота, не труд, не постепенное развитие рефлекторных когнитивных способностей, не что иное, кроме как страстная любовь, является главным каузальным фактором антропогенеза» (с. 363). Автор оптимистично завершает свои рассуждения: «Деградация людям не угрожает до тех пор, пока они не утратили способность любить» (с. 367).

В гипотезе Тена любовь становится силой, определяющей психогенез человеческого сознания.

Я не специалист в этой области антропологии, но даже если инверсивная теория Тена не найдет подтверждения, то она замечательно выстроена. Надо действительно любить человека, чтобы выдвинуть такую гипотезу.

Я вынесла в заглавие этого параграфа заключительный стих «Божественной комедии», в которой любовь объявлена движущей силой мироздания. В гипотезе Тена любовь становится силой, определяющей психогенез человеческого сознания.  

Три такие разные и такие спорные книги, о которых шла речь, фактически вовлекают нас в размышления о человеке влюбленном. Клементина Бове переписывает роман Пушкина и дает шанс его героям на счастливую взаимную любовь. Олег Есырев предлагает новые неожиданные интерпретации любовной драмы Онегина и Татьяны. Виктор Тен излагает свою парадоксальную теорию, согласно которой «человека неразумного» превратила в homo sapiens любовная страсть. 

Читайте новые книги, соглашайтесь или формируйте свою точку зрения!  

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Что у вируса под короной
Для чего существуют вирусы? Видимо для того, чтобы предупредить человечество от гордыни.
740 0 0
«Наряду с пандемией коронавируса налицо психическая эпидемия»
Талгат Канапин: самый лучший «антивирус» – это позитивное мировосприятие.
1485 0 0