Кому в Казахстане невыгодно наступление эры цифровых технологий?

Опубликовано: 28 Ноября 2018 г. Автор: Тимур АУБАКИРОВ | г. Астана
Кому в Казахстане невыгодно наступление эры цифровых технологий?
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
просмотров 2931

В Астане прошел международный форум Internet of Things (IoT), в ходе которого эксперты обсудили вопросы применения Интернета вещей в повседневной жизни. Корреспондент «ЭК» встретился с одним из участников форума, чья фирма занимается фотосъемкой местности с помощью беспилотников и созданием 3D-моделей на основе снимков.

Интернет вещей – это сеть объектов, связанных между собой через Всемирную паутину. Сюда входят не только компьютеры и мобильные телефоны, но и вообще все устройства, способные подключаться к Сети и использоваться удаленно. В Казахстане, к примеру, IoT внедряется в ЖКХ и в общественном транспорте. Проезд в автобусе по транспортным картам – это один из ярких примеров подобной системы. «Казахтелеком», по словам председателя правления компании Куанышбека Есекеева, также активно участвует в формировании рынка Интернета вещей.

2.jpg Мы понимаем, что этот рынок будет основным драйвером доходов IT-индустрии в ближайшее десятилетие, – сказал он, выступая на форуме. – По прогнозам экспертов, к 2025 году в Казахстане будет около 100 млн устройств, подключенных к IoT.

На сегодняшний день это число гораздо скромнее, но с каждым годом электронная сеть становится все шире. Этому во многом способствуют частные компании, готовые сотрудничать с государством и помогать ему в реализации масштабных проектов по цифровизации. Вот только само государство принимать помощь не спешит.

3.jpeg

Сергей Крыцкий является директором ТОО «GEOSCAN-Kazakhstan», расположенного в Павлодаре. Это российский филиал группы компаний по разработке и производству беспилотных летательных аппаратов, а также по созданию программного обеспечения для фотограмметрической обработки данных и трехмерной визуализации. Фотографируя город, поле или горное месторождение с помощью беспилотников, компания создает затем объемную модель отснятой территории. Совершив несколько вылетов, аппарат собирает еще больше данных, делая цифровую модель настолько приближенной к реальности, насколько это возможно. Затем эта модель загружается в Интернет, где с ней уже могут работать профильные организации. Например, сделав всего пару кликов мышкой, можно увидеть инженерные сети в отдельно взятом районе, а включив специальный фильтр, узнать, в каком из домов происходит утечка тепла. Имея доступ к такой информации, акиматы и ЖКХ могли бы в разы увеличить эффективность своей работы. Чего в ближайшее время, увы, не произойдет.

– Сергей, почему государство не торопится с вами сотрудничать?

– На нашей модели можно увидеть участки недвижимости, которые не стоят на кадастровом учете, и с них не платят налоги. А ведь кто-то же это просмотрел! Вовлечение этих участков в оборот – задача государственных чиновников, потому что это недополученные бюджетные средства. Представьте, Тульскую область в России оцифровали и вернули в бюджет 4,5 млрд рублей путем вовлечения неучтенных земель в оборот. Вот и получается столкновение интересов. Мы совершаем вылеты для нужд сельского хозяйства и видим, что почти все крестьяне занимаются припашкой. У него поле площадью 400 гектаров, а он засевает 450. Это уже теневая экономика. И они понимают, что, пролетев, мы увидим границы полей и узнаем о нарушении. Ладно, если мы с сельхозпредприятием заключим договор, то это конфиденциальная информация, мы не будем ее разглашать. А если это государственный орган, то он сам должен был это выявить заранее. И вот это столкновение интересов сильно тормозит внедрение технологий.

– То есть чиновники вам мешают продвигать технологии?

– Не то чтобы мешают. Они нас послушают и говорят: «Да, интересно. Но денег на ваши проекты в этом году не выделено». Вот и все. Мы в одни и те же двери заходим по несколько раз, а проект стоит. А ведь наши решения могли бы избавить госслужащих от головной боли…

– А в России оцифровку используют уже везде?

– Там полностью оцифрованы Тульская и Новгородская области, есть модель Томска, проведены комплексные кадастровые работы, создан портал, 3D-модели. Это все уже есть и используется. Польза от этого колоссальная, и экономический эффект колоссальный. А у нас просят сделать пилотный проект. Но для чего нужен пилотный проект? Мы же в Евразийском союзе, а в России это уже отработано.

– Сколько требуется времени, чтобы с помощью беспилотника полностью отснять город?

– За день одним аппаратом реально снять около 15–20 квадратных километров. Это я говорю про трехмерную модель. Но если нужно сфотографировать большой объект, мы можем привлечь столько беспилотников, сколько нужно. Вот город Петропавловск – 230 квадратных километров. Это десять летных дней одним аппаратом, а двумя можно отснять уже за пять дней. За два дня наш компьютер способен обработать данных на 80 километров. При хорошей погоде весь процесс оцифровки может занять всего около недели.

4.jpg

– Скажите, где еще может быть полезна съемка с помощью беспилотных аппаратов?

– В моделировании зон подтоплений в результате паводков. Это тоже отработанная технология. Мы вели переговоры по внедрению с комитетом по ЧС, но все снова свелось к тому, что нужно сделать пилотный проект. В Петропавловске у нас есть поселок Заречный, его каждый год топит. Мы сейчас сделали его трехмерную модель, и в зависимости от того, как будет подниматься уровень воды, мы сможем сказать, какие дома будут попадать в зону подтопления. Весной мы совместно с комитетом по ЧС проведем испытание актуальности модели. Мы в ней уверены, но нужно доказать это госорганам. Хотя, когда в России этот проект начинался, там дело тоже двигалось небыстро.

– А что вы думаете о программе «Цифровой Казахстан»?

– «Цифровой Казахстан» убирает многие коррупционные моменты, потому что в цифровой среде все видно сразу, все наглядно, и с этим ничего не поделаешь. Но у нас не все пока что понимают, как ее эффективно реализовать и что нужно получить на выходе. Многие говорят про геопорталы (сайт, отображающий географическую информацию. – Авт.). А какое должно быть наполнение? А как это будет выглядеть? В Астане есть несколько структур, которые отдельно друг от друга создают геопорталы. Для чего? Ведь можно сделать единую платформу, назовем ее банком данных, и каждый путем ограниченного доступа получит оттуда только ту информацию, которая нужна именно ему.

– Для этого, наверное, нужно будет создать новый орган, который будет заниматься этим вопросом?

– Да, скорее всего, должна быть какая-то структура, которая будет владеть этим банком данных. И она будет подключать пользователей в зависимости от их прав доступа. А сейчас каждая госструктура делает свои карты и модели. Зачем тратить бюджетные средства на одно и то же по два-три раза? Огромный массив информации уже имеется у каждого органа в отдельности. Так давайте выгрузим ее в общий банк, потому что эта информация будет полезна еще кому-то.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале