просмотров 965

Трофейный туризм в Казахстане – за и против

Опубликовано: 11 Октября 2019 Автор: Виктор МАКСИМОВ | Алматы
Трофейный туризм в Казахстане – за и против
pixabay.com

Развитие трофейной охоты стало самым обсуждаемым пунктом законопроекта о туристической деятельности, рассматриваемого в мажилисе. По словам вице-министра культуры и спорта Уркена Бисакаева, такая охота может увеличить приток туристов в нашу страну до 30% в год. Заманчиво! Да и международный опыт показывает, что трофейный туризм – дело выгодное, если, конечно, развивать его бережно и с умом.

4.jpg

Суть трофейной охоты заключается в выборочном отстреле дичи, причем не просто некоего разрешенного вида, а его определенного представителя. Например, оленя-самца с огромными рогами, чьей головой потом можно украсить стену гостиной. В поисках таких трофеев азартные охотники, главным образом из США и Западной Европы, готовы путешествовать по всему миру, щедро выкладывая деньги за лицензию на отстрел, провоз оружия и боеприпасов, транспорт, проводников, переводчиков, таксидермистов, а также на культурный досуг.

Перспективы развития туризма обсудили в Алматинской области
читайте далее

Мечта любого охотника – так называемая Большая африканская пятерка, в которую входят слон, носорог, лев, леопард и буйвол. Но заполучить ее под силу только миллионеру: 100 тысяч долларов нужно заплатить за носорога, не менее 25 тысяч долларов – за слона и льва, от 10 тысяч долларов – за леопарда и буйвола. И это только стоимость лицензий! Так что трофейный туризм – развлечение элитарное. Поэтому рассчитывать на то, что каждый год приток туристов в страну за счет охотников-трофейщиков будет увеличиваться почти на треть, – довольно смело.

За два месяца до обсуждения законопроекта в мажилисе в Европарламенте проходили дебаты иного толка – защитники животных требовали введения официального запрета на трофейную охоту. В извечном противостоянии защитников фауны и охотников у последних всегда имеются два весомых аргумента. Во-первых, запрет на легальную охоту не искоренит браконьерство, тогда как законопослушный и платежеспособный спортсмен с ружьем всегда лучше безжалостного истребителя зверей. Во-вторых, трофейная охота идет на пользу популяции животных. Мировая практика такова, что во время охоты на парнокопытных разрешается отстрел только старых самцов с огромными рогами. И делается это не ради красоты вашей гостиной, просто старые альфа-самцы уже не могут давать потомство, но способны помешать сделать это молодым соперникам. На некоторых загонных охотах, например в испанской Монтерее, можно валить и молодых, но только с дефектными рогами – не так красиво, зато дешево.

На утверждение защитников природы о том, что в лесу стрелок палит по всему живому, у охотников тоже есть аргумент. Ничто так не делает человека с ружьем умелым и хладнокровным снайпером, как высокие штрафы. Кроме того, в странах с развитой трофейной охотой велика роль егеря-проводника, который, во-первых, разбирается в особях животных, во-вторых, ценит свою работу и трепетно относится к профессиональной репутации.

2.jpg

Некоторые современные Дерсу Узала являются настоящими звездами трофейного туризма. Например, канадец Джим Шоккет – проводник, следопыт и зверобой, который охотится не только с огнестрельным оружием, но и с луком. Его легко можно нанять для охоты на любого зверя Северной Америки. Правда, обойдется это удовольствие в 75 тысяч долларов. Если когда-нибудь в Казахстане появится такой же брендовый проводник, охотники-миллионеры и правда повалят к нам толпами. Пока же нужно исходить из того, кого мы можем предоставить миллионерам в качестве потенциального трофея. По словам Бисакаева, под прицел попадут два вида парнокопытных – архары и горные бараны. Численность первых – 15 тысяч, вторых – 17 тысяч. В общем, не разгуляешься. Зато за каждого отстреленного барана планируется брать по 100 тысяч долларов.

В соседней России желающим уже сегодня могут предложить Великолепную семерку (лось, марал, косуля, рысь, медведь, волк, глухарь) или Горную пятерку (кавказская серна, козерог, снежный баран, кубанский и дагестанский туры). Согласитесь, выбор поболее нашего. Охотничьи туры стоят по-разному. Например, охота на полярного волка обойдется в 300 тысяч рублей.

Музыка группы Metallica спасла путешественницу от пумы в Канаде
читайте далее

В Аргентине охота на пуму оценивается в три тысячи долларов, на лань – дороже на тысячу. В Африке, где охраной природы, похоже, никто не заморачивается, носороги оцениваются как у нас бараны. Ладно, Большая пятерка, но есть еще, к примеру, и намибийская трофейная охота. Это недельное сафари по принципу «все включено», во время которого можно добыть сразу четыре трофея: куду, гемсбока, горную зебру и бородавочника. За все про все африканцы просят 5,5 тысячи долларов.

В общем, в ближайшей перспективе нам придется ждать, пока потенциальному охотнику-миллионеру наскучат Африка и Латинская Америка, и толстосум пожалует в Казахстан, чтобы добыть именно нашего архара. Или срочно придумать, чем таким диковинным его заманить. В Германии и Испании, например, возле крупных городов организовывают охотничьи хозяйства, где разводят диких животных специально для большой охоты. Проходит она под строгим контролем егерей-профессионалов и только один раз в год.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале