просмотров 923

Альпинист Максут Жумаев провел мастер-класс мужества

Опубликовано: 23 Августа 2018 Автор: Виктор МАКСИМОВ | Астана
Альпинист Максут Жумаев провел мастер-класс мужества
Максут Жумаев / ©ЭК/Валерий КАЛИЕВ

Одним из победителей программы «100 новых лиц» является Максут Жумаев – знаменитый альпинист, покоривший все 14 гор-восьмитысячников, существующих на планете, в том числе Эверест. Причем на самую высокую вершину мира он поднимался дважды. Во время недавней II Спартакиады ERG в Рудном Жумаев встретился с работниками Евразийской Группы, для которых провел мастер-класс мужества.

Горы – это космос

Есть расхожее мнение о том, что альпинистами становятся люди, живущие в горной местности, чьи отцы и деды ходили в горы или активно занимались туризмом и с ранних лет приучали к этому своих детей, – начал свой монолог Максут Жумаев. – Я родился в деревне Федоровка Западно-Казахстанской области. Это Прикаспийская низменность, где кругом только степи, гор нет и в помине. Мой отец – обычный труженик, всю жизнь проработал на заводе по изготовлению пенопластовых изделий, потерял на станке фалангу пальца. Все, на что меня хватило, – это секция туризма. Учился я в обычной школе, потом были институт и армия.

Впервые в горы я попал в 1996 году уже в 20-летнем возрасте. И сразу заболел ими! Для меня, степняка, это было все равно что попасть в космос. Я устроился работать в туристическую фирму обычным носильщиком. Таскал иностранцам грузы через горы – из Алматы к Иссык-Кулю. Зарабатывал тогда 10 долларов, три из которых удерживали за питание. Богаче не стал, но зато на горной тропе познакомился с невероятно интересными людьми. Среди клиентов фирмы были альпинисты из секций Политеха, ЦСКА, Буревестника. Они зарабатывали так называемые очки, чтобы в конце сезона попасть в какую-нибудь экспедицию – на Хан-Тенгри или на пик Мраморная стена.

Для меня альпинизм – это красоты гор, мощь стихии, но в первую очередь это люди, способные пожертвовать своей жизнью ради моей. В обычной жизни такое редко происходит. Это горное братство.

Небоевые потери

Свое первое восхождение на восьмитысячник Шишабангма я совершил в 2000 году, причем будучи третьеразрядником. Попасть с таким разрядом в экспедицию было очень сложно, но шансом, который мне подарила судьба, я воспользовался сполна.

Shishapangma3.jpg

С тех пор я побывал на всех восьмитысячниках, причем без кислорода. Во всем мире это удалось только 12 альпинистам, и я, не скрою, горжусь тем, что в этом списке присутствует казахстанец. Были победы, награды, но были и потери.

Альпинизм – это самый опасный вид спорта. Вот только один пример: за всю историю казахстанской сборной программу подготовки прошли 50 человек, сейчас их осталось всего 40. Десять ребят, то есть каждого пятого, мы потеряли по разным причинам в разных восхождениях. Это страшная статистика.

Не имею права бояться

3518dc4b00703a41ee9f78b240a89778.jpg

В 2011 году я покорил К-2 – вторую вершину планеты (8 611 метров), которая стала для меня самой трудной. Ею я закончил свою личную программу восьмитысячников, после чего решил завершить спортивную карьеру. На тот момент был женат, имел двух детей, родился третий ребенок, и мы только начинали жить. Так прошло семь лет. И вдруг в марте нынешнего года раздался телефонный звонок: «Есть два человека, жаждущие взойти на Эверест, которым нужен напарник, способный помочь это сделать». Первое, что я сделал, обратился к супруге: «Есть такая ситуация, надо помочь». Она спросила меня: «Ты уверен?». Я ответил утвердительно, и она сказала: «Тогда иди». Для меня самым сложным было не восхождение, а этот разговор на кухне, когда смотришь в глаза любимой женщины и принимаешь решение. И если идешь, то уже не имеешь права бояться, сомневаться. Ты должен взойти на вершину, а потом вернуться домой, чтобы вырастить и воспитать детей. Это кармическая задача. Человек должен сам строить свою жизнь и решать, где ему под силу раскрыться.

За родное Катманду

Катманду.jpg

Дорога к Эвересту начинается с Катманду. Для любого альпиниста это особое место. В 80-е годы прошлого века там царил дух свободы, который воспевали рок-музыканты и поэты. Кто-то курил марихуану, а кто-то любил путешествовать, но никто не разделял людей по национальностям или религиям – все равны, все свободны. Недавно в Непале было страшное землетрясение, разрушившее много домов, но не души людей – они по-прежнему приветливы ко всем, кто туда приезжает. Хотя до 50-х годов восхождения на Гималаи были запрещены, непальцы считали, что на их вершинах находятся врата небесного храма, куда нет дороги смертным. Сейчас все по-другому – альпинисты приносят немалый доход стране. Например, в этом году гималайские вершины пытались покорить более 700 человек. Восхождение на Эверест стоит 80 тысяч долларов. Вернее, просто разрешение на то, что человек имеет право подойти к базовому лагерю и попытаться взобраться на вершину. И есть немало альпинистов, которым это не удалось даже после нескольких попыток, но они из года в год снова приезжают в Непал и снова выкладывают огромные деньги только для того, чтобы получить новый шанс.

00-aeroport-lukla-nepal.JPG

Из Катманду к Гималаям летишь на самолете, который приземляется в аэропорту Лукла. Это необычная взлетная полоса, больше похожая на тропу, которая резко обрывается. При посадке самолет едет в гору, а когда взлетает, то, по сути, падает в пропасть и только потом набирает высоту – ощущения незабываемые. Далеко не каждый хочет потом побывать в этом аэропорту еще раз.

Мой вершинный день!

Помню, когда подлетали к Гималаям и я увидел вершину высочайшей горы мира, первое, что подумалось: тот, кто там находится, испытывает жесточайший ветер и лютый холод. Потому что над ней висел снежный флаг, развевающийся на десятки километров, – это ураган, срывающий с вершины снег и лед.

b52015d972ed69c8d97b02a486b042ca.jpg

Самый страшный холод в своей жизни: минус 50 градусов я испытал на Хан-Тенгри в крещенские морозы, когда мы водружали на вершине знамя Универсиады-2017. В такой холод можно обморозить не только пальцы ног и рук, но даже легкие. Снежный флаг над Эверестом я воспринял как плохой вестник, но затем настроение мне подняла одна встреча, которую я воспринял как знак судьбы. В аэропорту я увидел человека, который для меня в альпинизме – это все. Райнхольд Месснер – легендарный человек, который первым поднялся на все восьмитысячники без кислорода. Я вдруг почувствовал, что нахожусь на правильном пути, что у меня будет мой вершинный день и все получится.

Не люблю слово «покорять»

Жумаев_05.JPG Можно сказать, что горы – это нагромождение камней и снега, которое нужно преодолеть. Имеется даже определенная точка, вершина всего. Ее высота известна – 8 848 метров. Но я считаю, что горы – это одушевленные создания. У каждой свой характер. Чаще всего непростой. Недалеко от нас, в Тянь-Шане на границе Китая и Кыргызстана, высится пик Победы. До 80-х годов прошлого века статистика восхождений на эту гору была 50 на 50. То есть каждый второй альпинист с нее не возвращался. Хотя ее высота чуть более 7 400 метров. Я еще не взошел на эту вершину.

Мы не любим слово «покорять». Человек не может покорить ни одну вершину, он способен только взойти на нее. Да, альпинизм – это спорт, но мы не удовлетворяем свои амбиции и не идем вверх ради спортивных достижений. Мы этим живем!

mountaineering-2040824_960_720.jpg

Гора – это не стадион, не полоса препятствий. Горы сильны, они могут видеть человека насквозь – с каким он идет настроением и с каким отношением. В Гималаях есть буддистский монастырь Тянь-Бочи, который перед восхождением посещают все альпинисты. Лама повязывает людям намоленные ленточки с узелком и молится за них вне зависимости от веры. Причем в своей молитве он обращается к горе и просит ее о снисхождении, чтобы она простила человеческую дерзость. И если гора не рада гостю, она встретит его лавинами, камнепадом, ураганным ветром.

Идут лавины одна за одной

Восхождение на вершину часто сравнивают с войной. Наверное, это так. Камни летят, как пули, лавина накрывает, словно взрывная волна. Я был в лавине. В 2009 году мы возвращались со склонов Лходзе (четвертая вершина мира – 8 516 метров), искали своего товарища. Был страшный снегопад. Лавины грохотали со всех сторон, но было темно, и мы не видели их, поэтому было не так страшно. Помню, я остановился, чтобы перещелкнуть веревку, хотел спуститься ниже. И в этот момент на меня обрушилась стена снега, свалила и потащила вниз. Не знаю, сколько времени это продолжалось, но я был уверен, что это конец. Я запутался в веревке, которая впилась в меня, прожгла мне всю одежку и тело до мяса, навсегда оставив огромный шрам. Вторая веревка обвила мне ногу, сделав огромную гематому. Нога походила тогда на огромный баклажан. Мой товарищ Василий Пивцов за секунду до того, как его накрыла лавина, успел завязать узел на оборвавшейся веревке и закрепить на себе – его придавило к склону, поломав ребра. Еще два дня мы боролись за жизнь и как-то сумели спуститься. Нашего третьего спутника Сергея Самойлова лавина утащила навсегда…

p03fcy2t.jpg

В альпинизме три правила. Первое – ты спасаешь самого себя. Но если случилась беда, в силу вступает второе правило: спасай того, кого можешь поднять. Третье правило – спасай того, у кого больше шансов выжить. Рядом с базовым лагерем Эвереста находится кладбище погибших при восхождении. Альпинисты из Казахстана установили там ступу, на которой увековечены имена всех наших ребят, не вернувшихся с Гималаев. На том кладбище на одной из могильных плит есть замечательная надпись, которую можно назвать эпитафией всем погибшим альпинистам: «Память – это жизнь, достигшая заоблачных вершин».

Мое место здесь

У меня два высших образования. По первой профессии я ветеринарный врач. Потом заочно окончил на отлично юридический факультет. Но сердце приковано к горам. И мне хотелось посвятить им свою дальнейшую жизнь. Я служу в армии, имею звание капитана, воинская специальность – «инструктор по горной подготовке». Мое место здесь, моя задача – обучать казахстанский спецназ действиям в горах. Я счастливый человек, поскольку знаю, что сделал в жизни правильный выбор.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале