просмотров 810

Нелли Ким: я живу на суточные

Опубликовано: 19 Января 2018 Автор: Игорь ЮНГ | Астана
Нелли Ким: я живу на суточные
Нелли Ким

Нелли Ким – самая именитая спортсменка, родившаяся в нашей стране. Пятикратная олимпийская чемпионка и пятикратная чемпионка мира по спортивной гимнастике. В прошлом году Нелли Ким стала послом Ассамблеи народа Казахстана в США.

– Нелли Владимировна, еще в советское время вы переехали к мужу в Минск, а в последнее время живете в Америке. Однако в прошлом году вы признались в любви к родному Шымкенту.

– Да, и в этом нет ни капельки позерства. Хоть последние 20 лет я живу в Америке, мое сердце осталось в городе детства. И эту любовь я пронесу до конца дней. Я благодарна Казахстану за то, что он меня вырастил, воспитал и дал путевку в большой спорт. Поэтому когда меня спрашивают, откуда я родом, с гордостью отвечаю: «Моя родина – Казахстан».

– Как судьба занесла ваших родителей в Шымкент?

– Папа у меня кореец, а мама – татарка. Отец попал в Казахстан еще ребенком, его семья приехала из Приморского края. Думаю, они были ссыльными. Деда я знаю только по фотографиям. Он был полковником советской авиации и не избежал сталинских репрессий. Как забрали его в 30-х годах в НКВД, так и с концами. А мой прадедушка родился в Корее.

– Своей гимнастической школы у вас пока что нет. Ваша должность вице-президента Международной федерации гимнастики является общественной. Извините за бестактность, на что вы живете?

– На суточные (смеется). Я постоянно в командировках – по две недели в месяц, а то и больше. Так что дома меня практически не бывает. Приеду, подготовлю материалы для своих следующих поездок – и опять в дорогу. В этом плане в Америке очень удобно: села в самолет – и улетела в любой конец света.

– Бывший алматинский гимнаст Валерий Люкин тоже живет в США – в городе Плано, штат Техас. Вы знакомы с ним?

– Да, мы познакомились с ним в Америке. Недавно ездила к нему в гости. Валерий – молодец. Его гимнастическая школа – лучшая в Америке.

– За время работы в Международной федерации гимнастики вам удалось добиться чего-то?

– Думаю, да. Но революция в судействе нас ждет в 2021 году, когда начнут действовать новые правила. Хотя готовить их мы начали еще до скандальной Олимпиады 2004 года. «Афинский синдром» лишь ускорил этот процесс.

– Судейство в спортивной гимнастике стало объективнее?

– Знаете, я бы сказала «да», но нас все равно критикуют. Всегда кто-то недоволен. Хотя после случая с Алексеем Немовым мы проделали серьезную работу, не могу утверждать, что спортивная гимнастика стала идеальной.

– А кто больше проявляет недовольство: Америка или Европа?

– Даже не знаю... Наверное, Америка, потому что у них больше звезд появилось. Американцы вообще любят писать о несправедливости по отношению к ним.

– В одном из интервью вы признались, что многое по-прежнему решается в кулуарах – за бокалом шампанского...

– Я такое говорила? Правда? Вау! Надо быть осторожнее, когда что-то говоришь. Ну, вы знаете, в субъективных видах спорта немаловажное значение играет личность спортсмена, тренера и авторитет страны. Все это, хочешь или не хочешь, влияет на оценки судей.

– Вот мне и кажется, что судьи не слишком благоволят к казахстанцам. Не знаете, почему?

– Потому что результата нет. Был бы результат, наверное, было бы по-другому. И дело не в том, благоволят или не благоволят... Понимаете, каким бы ни был сильным спортсмен, очень важно, чтобы за ним всегда была надежная спина его национальной федерации. Он должен чувствовать, что за него постоят. А постоять за своего спортсмена может только сильная федерация. Это должны быть люди, знающие правила и законы. А для этого надо активно участвовать в жизни международной федерации по тому или иному виду спорта.

– У вас репутация человека, который никогда не боится сказать в лицо все, что думает. А ведь правду не любят...

– Это вы верно говорите. Наверное, мне бы было легче жить, если бы я была чуточку дипломатичнее. Не зря же говорят: ласковый теленок двух маток сосет. Но у меня так не получается. Хотя позже начинаешь понимать, что надо было бы сделать по-другому. Однако меня уже поздно переделывать.

– А вы знаете, как сложились судьбы других чемпионок Мюнхенской и Московской олимпиад? У многих трудные судьбы...

– Самая сложная судьба – у Лены Мухиной, которая 26 лет пролежала парализованной. Выполняя на тренировке сложнейшее сальто без страховки, она упала и ударилась спиной о помост, повредив шейный позвонок. Мы были настолько потрясены, что до конца тренировки не проронили ни слова… Многие из той команды сейчас живут в Америке или Канаде: Лена Давыдова, Эльвира Саади, Маша Святова, Наташа Шапошникова.

– Хорошо, поговорим о более приятных вещах. Например, какой парфюм вы предпочитаете?

– Итальянский. «Ди Оро».

– А из алкоголя?

– Хорошие белые вина.

– Но олимпийское «золото» в бокале с шампанским, наверное, обмывали?

– Мы в то время особо вообще ничего не обмывали. Возраст был не тот.

– Ну, а два ордена Красного Знамени сам Бог велел обмыть?

– Да у меня голова кружилась от одной только торжественности момента. Только представьте: нас пригласили в Кремлевский дворец съездов, и сам генсек КПСС Брежнев вручил правительственные награды!

– Наличие орденов давало какие-то привилегии?

– Да какие там привилегии! А спецпаек для меня всегда тренер выбивал, это я хорошо помню. В Шымкенте были такие специальные магазины. А когда я жила в Минске, то меня приятно удивлял своим хорошим отношением Петр Машеров, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии. Он всех спортсменов по именам знал. При встрече Машеров всегда интересовался у меня: как, мол, дела, как живете? После соревнований приходил к нам и запросто разговаривал с гимнастами.

– Значит, за квартирой или машиной можно было обращаться к нему напрямую?

– А я так и делала. Если возникали какие-то вопросы, шла в ЦК Компартии Белоруссии. Раньше в этом плане было проще. Можно было пойти в ЦК и какие-то вопросы решить.

– После мирового первенства в Форт-Уэрте в 1979 году, когда вы стали абсолютной чемпионкой мира, были предложения остаться в Америке?

– Нет, тогда не было.

– Ну а предложения сняться в кино? Или, на худой конец, в «Плейбое»? Сегодня ведущие спортсменки не стесняются сниматься в мужских журналах...

– Мне это нравится. Но опять же, смотря, как далеко они зайдут... Но я не по этому делу.

– Нелли, а вы в своих тренеров не влюблялись?

 – Я позволяла себе это (смеется).

– А к скандальным признаниям олимпийской чемпионки Ольги Корбут о сексуальных домогательствах тренеров сборной СССР вы как отнеслись?

– Мы все такие злые были на нее. Она же всех сюда приплела, чуть ли не всю сборную. Заявила, что это происходило повсеместно.

– После выхода своей книги Ольга Корбут, наверное, стала популярна в Америке?

– Она уже нигде непопулярна, по-моему. Не состоялась она как спортсменка, хотя стартовые возможности у нее были... А сейчас она потерянный человек, я думаю. Живет где-то в Техасе. Пьет, конечно. Напьется – и начинает всем звонить, вспоминать друзей-подруг. А когда трезвая – редко звонит.

– Может быть, все ее признания и были сделаны под градусом?

– Нет, я думаю, она просто хотела заработать денег. Вот и все. Американцы любят скандалы. Да и не только американцы – все любят покопатьсья в чужом грязном белье. Видно, она и решила на этом сыграть. Однако номер не прошел.

– Нелли, а если бы вам предложили открыть свою школу в Астане?

– Это было бы здорово. С удовольствием помогла бы Казахстану вернуть позиции на международной арене.