просмотров 6499

Абай Байгенжин: рак – это не приговор

Опубликовано: 20 Июля 2018 Автор: Варвара СОЛОВЕЙ | Астана
Абай Байгенжин: рак – это не приговор
Абай Байгенжин / ©ЭК/Валерий КАЛИЕВ

В Астане в ближайшие дни распахнет свои двери новый центр томотерапии и ядерной медицины «Үміт». По словам его учредителя – доктора медицинских наук Абая Байгенжина, оборудование клиники сможет помочь сотням онкологическимбольным.

А вопрос этот стоит остро. Так, по прогнозам Всемирной организации здравоохранения, заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований до 2020 года во всем мире увеличится в полтора-два раза. К сожалению, эта беда не обошла стороной и Казахстан: сегодня на диспансерном учете состоят 176 тысяч онкобольных, ежегодно выявляют более 34 тысяч первичных случаев онкопатологии и умирают более 25 тысяч заболевших.

При этом специалисты утверждают: что касается зарегистрированных больных, то цифра занижена. Причина – в слабой выявляемости болезни на первой-второй стадиях. К примеру, в Беларуси, где численность населения в два раза ниже, чем в нашей стране, в онкорегистре находятся 300 тысяч больных. Подобная статистика говорит лишь об одном – там диагностика намного эффективнее.

Понимая всю тяжесть сложившейся ситуации, я принял решение искать любые пути борьбы с раковыми заболеваниями, – говорит Абай Байгенжин. ­– Помимо пугающей статистики у меня на то было еще несколько причин. Первая связана с трагической историей в моей семье – моя старшая сестра умерла от рака. А еще меня вдохновила поддержка главы государства Нурсултана Назарбаева. Еще в ноябре 2017 года он принял меня, и я ознакомил его с этим проектом. Тогда президент сказал: «Действуй!», что придало мне дополнительные силы.

И профессор Байгенжин начал свою работу. Собрал информацию как в нашей стране, так и в мире. Анализируя данные, он наткнулся на интересную и в то же время эффективную практику, используемую в США, – томотерапию.

2.JPG Это лучевая терапия с использованием фотонных лучей на инновационном оборудовании, – поясняет Абай Кабатаевич. – Аппарат устроен так, что уничтожает больные ткани и клетки. Модели других аппаратов, применяющихся в клиниках страны, к сожалению, убивают не только раковые клетки, но и здоровые.

По его словам, в США инновационное оборудование используют с начала 2000-х годов. Сначала клинические эксперименты подтвердили, что аппарат действительно хорошо воздействует на пораженные ткани, и с 2008 года томотерапию в Соединенных Штатах стали широко применять.

– Считаю, что это высокотехнологичный метод лечения, – продолжает Байгенжин. – Это подтверждают и доктор-онколог с 20-летним стажем, директор Нью-Йоркского центра томотерапии Дэниэль Фасс, и генеральный директор Онкологического института им. Гюстава Русси (Франция) профессор Александр Эггермонт.

– Абай Кабатаевич, при лечении онкологических заболеваний также используют химиотерапию. Совместима ли эта процедура с сеансами томотерапии?

– Я вам больше скажу: практика показала, что при применении лучевой томотерапии «химия» совершенно не нужна. Буду откровенен: препараты для химиотерапии очень тяжелые. И прежде чем их назначать, необходимо провести серьезные исследования и найти то лекарство, которое будет уничтожать именно опухоль. К несчастью, подобный анализ проводят не во всех клиниках страны, и в итоге химиотерапия может приводить к ухудшению состояния больных.

К тому же препараты для химиотерапии очень дорогие. Поэтому сейчас идет жесткое противостояние между фармпроизводителями и изобретателями томоаппарата.

– Но как бы ни было, это оборудование теперь есть и в Казахстане.

– Да! Изучая проблему с онкозаболеваниями, я участвовал в различных международных конференциях, выставках, где и познакомился с компанией, занимающейся разработкой и продажей этих аппаратов. После долгих переговоров представители фирмы согласились продать Казахстану две установки. В этом проекте меня поддержали и многие наши государственные деятели: Имангали Тасмагамбетов, Карим Масимов, Ерболат Досаев, Тамара Дуйсенова, Елжан Биртанов, Асет Исекешев, Женис Касымбек.

Отмечу, что оборудование для томотерапии очень дорогое. К счастью, мне удалось найти деньги – помогли наши казахстанские бизнесмены. В итоге две установки ценой 11 млн долларов в прошлом году привезли в Астану.

Однако сразу запустить мы их не смогли. Санэпидслужба столицы, согласно СНиП Казахстана, выдвинула условия: аппараты должны быть установлены в специальных бункерах. Я пытался объяснить, что оборудование совершенно безопасно для людей, во всех европейских странах оно стоит в обычных клиниках, но меня не услышали. Тогда в апреле 2017 года мы начали строить здание, и к июлю этого года работы были завершены.

Сегодня в центре работают специалисты, занимающиеся монтажом аппаратуры. Но что толку от уникальной установки без опытных докторов? Поэтому мы сначала отправили группу специалистов на учебу в Индию, сейчас готовим людей к поездке в США.

– Абай Кабатаевич, как пациенты могут попасть на лечение в центр «Үміт»?

– Поймите меня правильно – я должен вернуть людям деньги, которые они одолжили мне на покупку оборудования. Поэтому бесплатного лечения в центре не будет. Однако уже сейчас прорабатывается вопрос о получении госзаказа. Возможно, если Минздрав выделит и на наш центр квоту, то какая-то часть пациентов сможет получать лечение бесплатно, в рамках ГОБМП.

Отмечу, что цены на томотерапию в центре будут не столь высокими, как, например, в европейских клиниках. Один мой знакомый рассказывал, что в медцентре Лондона три сеанса на томоустановке стоят 25 тысяч фунтов, или около 11 млн тенге. Я прекрасно понимаю, что казахстанцам такие суммы не по карману, поэтому расценки будут более доступные. Цены для иностранных клиентов будут выше.

Сама процедура длится от 7 до 15 минут, она безболезненна. После завершения сеанса больной уходит домой.

Кстати, подчеркну, что процедура томотерапии проводится в амбулаторных условиях. Я уже давно выступаю за то, чтобы раковые больные получали лечение вне стационара. Во многих развитых странах они лечатся в общесоматических клиниках, как правило, в амбулаторных условиях. Например, Россия в своей новой медицинской стратегии это прописала. Судите сами: человеку ставят диагноз рак, у него шок, депрессия, организм отказывается сопротивляться, и тут больного отправляют в онкостационар, где десятки таких же людей с потухшими глазами, вокруг тяжелые запахи, серые стены, слезы. Но наши онкологи настолько консервативны, что не хотят ничего слышать. Все же думаю, что решение этой проблемы – вопрос времени.

Возвращаясь к нашему центру, хочу сказать, что новая система томотерапии позволит существенно оптимизировать и усовершенствовать процесс и качество лечения онкологических пациентов. Подобных центров нет в Казахстане, имеются единичные центры в СНГ. Кстати, технология в силу своей эффективности имеет тенденцию к распространению в странах Евросоюза, США, Турции, Индии.

Прием пациентов начнется уже в ближайшие месяцы.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале