просмотров 615

Сможет ли Казахстан победить ВИЧ?

Опубликовано: 18 Января 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Сможет ли Казахстан победить ВИЧ?
cnn.com

C января по ноябрь прошлого года в Казахстане было выявлено 2 835 новых носителей ВИЧ-инфекции. Много это или мало? Какова ситуация с распространением ВИЧ в Казахстане на фоне других стран? На эти и другие вопросы мы попросили ответить директора по Центральной Азии ICAP при Школе общественного здравоохранения Колумбийского университета, США, Анну Дерябину.

– Существует ли проблема учета людей, инфицированных ВИЧ? Насколько достоверна статистика?

– В Казахстане статистика инфекционных заболеваний хорошо поставлена еще с советских времен. Имеется электронная система слежения за случаями ВИЧ-инфекции и огромный массив данных, которые можно анализировать. Есть международная декларация, согласно которой все страны мира должны к 2020 году достичь так называемых целей «90–90–90». То есть 90% людей, живущих с ВИЧ-инфекцией, должны знать о своем статусе, из них 90% должны получать антиретровирусную терапию, и из тех, кто получает, 90% обязаны иметь вирусную супрессию, то есть неопределяемый уровень вирусной нагрузки. В Казахстане первая часть этой триады уже практически выполнена, более 80% от оценочного числа людей, живущих с ВИЧ, знают о своем заболевании. Но до достижения второй и третьей целей нам пока далеко.

Конечно, всегда возникает вопрос, на чем основаны оценочные данные, но это глобальная проблема, и Казахстан принимает все меры, чтобы информация была максимально точной. У Министерства здравоохранения есть все возможности для того, чтобы пристально и очень детально отслеживать ситуацию по ВИЧ-инфекции. Другое дело, как используются полученные данные. Не всегда решения, которые принимаются относительно планирования мероприятий по противодействию ВИЧ и их финансирования, основаны на конкретных данных. Часто они довольно субъективны.

– Можно ли сегодня говорить о стабилизации распространения инфекции?

– Определенная тенденция сейчас действительно наблюдается, но если смотреть на ретроспективные данные за последние пять лет, то виден рост числа новых случаев ВИЧ-инфекции. Хотелось бы увидеть реальное и значительное снижение новых случаев, как это происходит в других странах мира. Это, в принципе, возможно.

В нашей статистике не учитываются иностранные граждане, инфицированные ВИЧ, живущие в Казахстане. А они находятся здесь порой на протяжении длительного времени и тоже являются источниками инфекции. Их доступ к лечению ограничен. Лицам без гражданства антиретровирусная терапия не предоставляется, кроме как для профилактики вертикального пути передачи ВИЧ во время родов, что способствует дальнейшему росту эпидемии. Пока в Казахстане, к сожалению, сохраняется достаточно высокая смертность от ВИЧ-инфекции. Мы движемся к целям, которые поставлены перед страной в глобальном масштабе и в рамках национальных программ, но довольно медленно.

– Существует ли у этой проблемы какая-то казахстанская специфика?

– Она, скорее, типична для регионов Центральной Азии и Восточной Европы. В первую очередь носители ВИЧ у нас – это люди, которые употребляли или продолжают употреблять инъекционные наркотики, и их половые партнеры. Хотя статистика Республиканского центра СПИД показывает, что пару лет назад на первое место вышел половой способ передачи инфекции, все равно он тесно связан с употреблением наркотиков. Часто заражаются женщины, которые являются половыми партнерами лиц, употребляющих наркотики. При этом спектр лечебных мероприятий для людей, имеющих наркозависимость, у нас достаточно ограничен. В последнее время Республиканский научно-практический центр психического здоровья проводит в этой сфере огромную работу, но существует определенное противодействие, например, опиоидной поддерживающей терапии метадоном. А без эффективного внедрения метадоновой терапии сложно ожидать серьезного прогресса в профилактике инъекционного пути передачи ВИЧ-инфекции.

– Когда о ВИЧ/СПИД только начали говорить, бытовало мнение, что эта проблема касается лишь определенных социальных групп – либо «золотой молодежи», либо, наоборот, социальных низов. Сейчас ситуация «демократизировалась»?

– Идет выравнивание в социальном плане, хотя ВИЧ в основном поражает определенные группы населения. Есть только три пути, которыми передается ВИЧ-инфекция: половой, через кровь (чаще всего при инъекционном употреблении наркотиков) и от матери к ребенку. Но в Казахстане сегодня всего 2% детей ВИЧ-положительных женщин рождаются с инфекцией. И страна готовится получить сертификацию Всемирной организации здравоохранения по элиминации этого пути. Это большое достижение. Риск передачи ВИЧ при медицинских процедурах крайне низок. А половой путь передачи может реализоваться, как известно, на всех социальных этажах.

– Может ли ситуация с распространением ВИЧ измениться в лучшую сторону?

– В мире она и меняется. Только в Восточной Европе и Центральной Азии число людей с ВИЧ-инфекцией продолжает ежегодно расти. Максимальный рост дают Россия и Украина, но и у нас происходит увеличение числа больных. Даже страны с очень низким доходом, например ряд государств в Африке, уже продемонстрировали хорошие результаты по всем показателям. Дания и Швеция достигли целей «90–90–90» и теперь поставили новую планку – «95–95–95». И у нас есть все необходимые условия, чтобы сократить и заболеваемость, и смертность от ВИЧ-инфекции.

– Что мешает радикально улучшить положение? Есть проблемы?

– Проблем достаточно много. Судя по тем областям, где мы работаем, это недостаточное финансирование. Например, в Павлодарской области, хотя она является одним из четырех регионов страны, где живет наибольшее количество людей с ВИЧ, денег на решение этой проблемы выделяется недостаточно. Бюджет не позволяет проводить эффективное лечение людей, живущих с ВИЧ. А бюрократические препоны не позволяют новым препаратам быстро выйти на рынок. Процедуры закупа и регистрации лекарств затянуты. И врачи, к сожалению, вынуждены пользоваться препаратами, которые в мире активно применялись пять-семь лет назад.

Государство все еще уделяет этой проблеме недостаточно внимания. Понятно, что ВИЧ-инфекция – это не заболевание № 1 для страны, и борьба с ней не может быть основным приоритетом для системы здравоохранения, но, не фокусируясь на этой ситуации сейчас, можно ухудшить ее в будущем. Остановить эпидемию можно, если все люди, живущие с ВИЧ, будут получать эффективную терапию. Иначе число новых случаев ВИЧ-инфекции будет расти. Мне кажется, нужно выделять больше средств не только государственным органам, но и неправительственным организациям, занимающимся профилактикой ВИЧ.

На уровне общества основная проблема заключается в высоком уровне дискриминации людей, живущих с ВИЧ. Это затрудняет им доступ к медицинским услугам, что тоже мешает прогрессу в решении этой проблемы. Криминализация потребления наркотиков также не способствует доступу к своевременному обследованию и лечению. В Юго-Восточной Азии, например, программы, направленные на снижение стигмы и дискриминации, показали свою эффективность. Этой теме надо уделять внимание со школьной скамьи, чего у нас пока не делается.

– Излечение ВИЧ/СПИД в принципе возможно?

– На экспериментальной стадии разработки находятся вакцины, которые дают возможность раскрыть внутренние резервы организма и позволить антиретровирусным препаратам действовать эффективнее, вплоть до полной элиминации вируса. Но я сомневаюсь, что в ближайшие пять лет появятся препараты, полностью излечивающие ВИЧ-инфекцию. Основной упор сейчас делается не на это, а на достижение так называемой подавленной вирусной супрессии. Это когда вирус в организме присутствует, но его концентрация так мала, что человек перестает быть заразным. Он хорошо себя чувствует и может нормально прожить отмеренную ему жизнь. Современные препараты вполне позволяют достичь этого результата.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале