просмотров 12437

Земля, что видит сны о подвиге и смерти

Опубликовано: 17 Ноября 2016 Автор: Ирина ГАЛУШКО | Волоколамск – Дубосеково
Земля, что видит сны о подвиге и смерти
©ЭК/Ирина ГАЛУШКО

Вчера, 16 ноября, в Волоколамске отмечали 75-ю годовщину битвы под Москвой – одного из важнейших сражений Великой Отечественной войны. В преддверии знаменательного события корреспондент «ЭК» отправилась в Подмосковье, туда, где ровно 75 лет назад шли ожесточенные бои и стояли насмерть бойцы легендарной 316-й стрелковой дивизии генерала Панфилова.

DSC02837.jpg

Снегири, где красен снег...

Раннее утро. Семичасовая электричка, следующая по маршруту Москва – Волоколамск, мчит меня в Подмосковье. Дорога занимает чуть больше двух часов. Станции Дмитровская, Гражданская, Красный балтиец, Покровская – до Волоколамска электропоезд делает более трех десятков остановок. И лишь половина из них не слышали разрывов мин и снарядов.

– Снегири, – объявляет женский голос очередную остановку.

Вот он, тот самый рубеж, где было остановлено наступление немцев на Москву. Фашисты вошли в поселок 30 ноября, а уже через неделю ценой жизни 6,5 тысячи человек населенный пункт был освобожден. Удержав этот рубеж и остановив врага, Красная армия перешла в наступление, и фашистам так и не удалось сфотографироваться на фоне Кремля.

От Снегирей и дальше электричка мчится по земле, каждый метр которой густо полит кровью советских солдат. Монихино, Истра, Устиновка, Румянцево… А вот и Матренино. Именно здесь с 16 по 18 ноября и разворачивались основные боевые действия, описанные в книге Александра Бека «Волоколамское шоссе». Во время второго генерального наступления вермахта на Москву батальон тогда еще старшего лейтенанта Момышулы героически сражался у деревни Матренино в отрыве от дивизии. За окном среди деревьев мелькают укрытые снегом деревянные домики, Возможно, какие-то из них были свидетелями легендарных сражений, развернувшихся здесь 75 лет назад.

DSC02813.jpg

Дубосеково и девочка Тамара

Еще несколько минут, и поезд делает остановку в Дубосеково – конечной точке моего путешествия. О существовании маленького железнодорожного разъезда страна узнала после публикации в газете «Красная звезда» о подвиге героев-панфиловцев. Споры о ее достоверности не утихают по сей день. Одни утверждают, что история о 28 бойцах, остановивших 18 немецких танков, является вымыслом. Другие говорят, что бой здесь был, и погибли в нем не 28 человек, а многие сотни. Такого же мнения и руководитель волоколамского военно-патриотического клуба «Панфиловец» Сергей Бобинов.

Сергей Николаевич встречает меня на перроне.

– Здесь был вокзал, а сразу за ним барак стоял. В нем квартировал политрук Василий Клочков, – сходу вводит меня в курс дела коренной волоколамец. – Сам же разъезд появился еще в конце позапрошлого века. Так как железнодорожная колея, соединяющая Москву и Ригу, здесь была одна, нужен был разъезд, на котором поезда расходились. Одни поезда шли на Москву, до которой отсюда чуть больше 100 километров, другие – в сторону Ржева. Его появлению способствовал один местный барин, который грузил здесь свои мануфактуры.

DSC02850.jpg

Ни вокзала, ни барака сейчас нет – сгорели лет 10 назад. Зато уцелел маленький деревянный домик, в котором бывал Клочков, когда навещал девочку Тамару. Ребенок напоминал ему его собственную дочь.

– И вот оно, то самое поле, на котором приняло последний бой небольшое отделение панфиловцев, – Сергей Николаевич показывает на засыпанную снегом равнину, расстилающуюся в нескольких десятках метров от перрона. – А в этой посадке, по одной из версий, похоронен Клочков. Здесь еще до войны банька небольшая стояла. Говорят, что когда начался бой, он велел укрыться в ней немногочисленным местным жителям. Доведя людей, комиссар пошел к позициям. В этот момент разорвался снаряд и один из осколков попал ему в сердце. Там же за баней его схоронили. А немцы в тот день наступали с Нелидово, которое было захвачено ими двумя неделями раньше. Волоколамск, Нелидово, Жданово, Ивановское – все это уже было у немцев. Оставался лишь небольшой выступ.

DSC02859.jpg

Сама часть была в Петелино, а у разъезда стояло лишь небольшое отделение.

– Никто не рассчитывал, что здесь будет что-то серьезное, поэтому и людей было немного, – добавляет Сергей Бобинов. – Основным направлением для немцев было Петелино, Матренино, Ядрово и выход на Волоколамское шоссе – единственную хорошую, имевшую уже тогда асфальтовое покрытие, дорогу. По свидетельству местных жителей, панфиловцев на разъезде было человек 12–16. А цифра 28, по некоторым данным, взялась из расчетной ведомости. И была она на 50 человек, но ее сократили вдвое. Как было на самом деле, сказать сложно. Сейчас никто не сможет ни подтвердить что-либо, ни опровергнуть. Но то, что здесь, на рубеже 1075-го стрелкового пока был тяжелый бой, с большим количеством погибших, можно утверждать наверняка. Хотя находится и те, кто и этот факт пытается подвергнуть сомнению.

DSC02865.jpg

Они лежат под Новорижским шоссе

Мы сходим с перрона и двигаемся к месту боя. Сергей Николаевич показывает, в каких местах были прорыты окопы. Их точные координаты были установлены по кадрам немецкой аэрофотосъемки, купленной у американцев. Грунт в этом месте рыхлый, болотистый, техника в нем вязнет. Но мы идем по ровным бетонным плитам. Уложили их недавно, готовясь к 75-й годовщине битвы под Москвой. Вчера, 16 ноября, здесь состоялась масштабная реконструкция, воссоздающая сражения 75-летней давности.

– Здесь проходил левый фланг боя, – добавляет мой провожатый. – А вообще, он велся на протяжении трех километров, а не на этих 700 метрах, как некоторые думают, полагая, что именно сюда немцы бросили свои основные силы. Чтобы зачистить этот участок, хватило бы двух танков. Тем более что перед наступлением здесь два часа был огневой шквал. Месили минами, снарядами, самолеты били. Основное сражение панфиловцы вели на высоте 251. У командира 1075-го стрелкового полка Капрова на 16 число было 1 300 человек. После четырехчасового боя он смог собрать только 120 бойцов. По нашим подсчетам, в этот день здесь погибли больше тысячи бойцов. Главной целью немцев были Петелино и Большое Никольское, а потому именно там проходила основная линия обороны.

DSC02824.jpg

Ни в Петелино, ни в Большом Никольском захоронения бойцов не велись. По словам Сергея Бобинова, останки панфиловцев, погибших здесь в ноябре 1941-го, так и остались лежать на полях сражений. Основная часть под Новорижским шоссе.

– Закопали их по траншеям. 11 человек подняли под Нелидово, но куда их перезахоронили, не знаю. Но точно не здесь. В больших ямах, которые мы находим, верхние – наступающие, нижние – отступающие. В прошлом году мы нашли двух панфиловцев – бойцов 4-й роты. Через восемь километров, где стояла 6-я рота, подняли еще троих. Документов при них не оказалось. То, что это панфиловцы, установили, зная позиции дивизии. Ну и форма у тех, кто стоял в обороне, и тех, кто участвовал в наступлении, отличалась.

DSC02844.jpg

Имя Добробабина затерто

Покинув разъезд, отправляемся в Нелидово. По пути на несколько минут останавливаемся возле монумента героям-панфиловцам. Шесть десятиметровых фигур, символизирующих стойкость и мужество бойцов многонациональной панфиловской дивизии, появились здесь к 30-летнему юбилею Победы. Лица воинов обращены на запад, к большому полю, по которому 16 ноября 1941 года двигались фашистские танки. За спинами храбрецов – Москва, которую они защищали, не щадя своей жизни. Монумент стоит на искусственной насыпи, символизирующей 251-ю высоту, обороняемую 1075-м стрелковым полком, на которую и пришелся основной удар вражеских танков.

Сама высота находится дальше. Мы едем к ней через деревню Нелидово. А вот и центральная улица. Здесь осенью 1941 года немцы маршировали, репетируя парад, который должен был состояться после того, как будет взята столица Советского Союза. В том, что он состоится, у фашистов сомнений не было. В Нелидово немцы простояли без движения больше двух недель в ожидании заморозков – в распутицу танки вязли в рыхлом грунте.

Наша следующая остановка у памятной плиты, установленной, по общеизвестной версии, на месте захоронения героев-панфиловцев.

DSC02841.jpg

– Здесь был перекресток, – добавляет Сергей Николаевич. – Одна дорога ведет на Петелино, другая – на Большое Никольское, по которой немец и шел. Считается, что не то осенью 42-го, не то весной 43-го здесь было проведено перезахоронение погибших и установлена мемориальная плита.

– Так все-таки здесь есть захоронение или это только версия? – спрашиваю.

– Да кто же его знает. Кто говорит, что здесь четверо лежат, кто шесть называет, кто девять. Но когда мы пытались отыскать в местных газетах того времени информацию о проводимом здесь перезахоронении, ничего не нашли. О митингах, которые здесь проходили, материалов полно, а именно о перезахоронении – ни слова. Поэтому никто наверняка и не знает.

Как бы там ни было, надпись на мемориальной плите гласит, что именно здесь были похоронены герои-панфиловцы. Изначально на ней были выбиты имена и фамилии 23 человек. Но через время имя Ивана Добробабина, контуженного в бою, а затем плененного, было затерто.

DSC02861.jpg

Крест среди мин

Садимся в машину и двигаемся дальше. От Нелидово до Старого Никольского около километра. Наша следующая цель – легендарная 251-я высота, на которой и произошли основные сражения 16 ноября 1941 года. Подъезжаем к окраине. Вдалеке едва виднеется православный крест. Сергей Николаевич установил его весной нынешнего года в память о бойцах, сложивших головы на 251-й высоте. До креста от окраины около полукилометра. В сухую погоду его можно преодолеть минут за 10–15. Но сейчас здесь снег, и по нехоженой тропе, увязая в сугробах, приходится карабкаться в горку не меньше получаса.

По дороге Сергей Николаевич рассказывает, что здесь до сих пор находят действующие противотанковые мины. Заложены они были осенью 1941 года, да так и лежат в земле до сих пор.

– Здесь немцев ждали, – поясняет Сергей Николаевич. – Думали, 2-я группировка тут ударит. Недалеко был штаб 3-й армии. Потом сюда 10-я и 11-я подошли. На этой высоте местность хорошо просматривается. Вон Петелино, памятник героям-панфиловцам, Нелидово, Мурманцево, станция Волоколамск. А там Жданово, куда Клочков с группой бойцов в разведку ходил. Они там тогда сожгли два танка и взяли языка. За это политрук получил свой второй орден Красного Знамени. А где мост, был штаб Капрова. Около тех елок стояла наша артиллерия. Здесь и был фронт на тот момент. Поле разделяют два оврага, технике не пройти. Надо обходить. Или выходить в лес в конце поля. Но там они вязли. И вот они на Ядрово открывали проход, обходя наши позиции.

DSC02898.jpg

Мы на месте. Сергей Николаевич берется приладить к семиметровому кресту металлическую табличку взамен временной, установленной здесь весной и уже покоробившейся от непогоды. Надпись на табличке гласит, что крест установлен и освящен в память о героях-панфиловцах, погибших осенью 1941 года в битве за Москву. До этой высоты от Нелидово можно было домчаться на танках за полчаса. Панфиловцы удерживали превосходящего в силе противника четыре часа.

– Первая попытка прорвать нашу оборону была предпринята немцами 15 ноября, – продолжает Бобинов. – Но наши отбросили их к станции Волоколамск. Но никто почему-то об этом не пишет. Немецкие танковые дивизии стояли в Кирсаново и Матвейково. Их отбросили, и они взяли новое направление.

Кругом ни души. Поляна засыпана пушистым белым снегом. Тишина и безмятежность. И трудно представить, что 75 лет назад здесь шли ожесточенные бои и снег, который тогда, как и сейчас, покрывал эту высоту, был черным от копоти и сажи и красным от крови павших бойцов. Они стояли на защите вверенного рубежа и остались здесь навсегда.

DSC02833.jpg

У немцев отдельный погост

Мы покидаем знаковое место и отправляемся в Волоколамск. Здесь – солдатское мемориальное кладбище, где с 1991 года и находят последний приют бойцы, останки которых поисковики обнаруживают на полях сражений.

– А немцев перезахораниваете? – интересуюсь я.

– Да. У них отдельный погост. Не просто было землю под него найти. Когда для своих территорию искали, сразу и для немецкого кладбища присматривали землю. Было предложение организовать два погоста под Суворовом. Один для своих, и с противоположной стороны – для немцев. Но местные жители отказались. Тем более там и французы лежат с 1812-го. Обращались в разные сельсоветы – никто не хочет на своей территории немецкое кладбище иметь. Нашли место вдалеке от населенных пунктов. Захоронение обозначено одним крестом. Туда и делегации немецкие раньше приезжали. Сейчас не ездят.

Появление солдатского погоста в центре Волоколамска – еще одна заслуга Сергея Бобинова. Организовали его на месте старого городского кладбища. Хоронили здесь еще начиная с XV века. В первой половине XIX века погост был еще действующим, но потом его закрыли, а в 1980-х собирались открыть тут парк развлечений. Но с подачи Бобинова начался сбор подписей против открытия развлекательного комплекса. В итоге качели и карусели здесь так и не появились, но и само кладбище с годами пришло в упадок. И лишь после того как в начале 1990-х, наконец, было дано добро на проведение здесь перезахоронений останков бойцов, территорию привели в порядок. Сейчас в четырех братских могилах покоятся останки почти восьми тысяч солдат, сложивших головы при обороне Москвы. Здесь же установлен гранитный монумент, на котором выбиты фамилии перезахороненных бойцов.

DSC02875.jpg

– Здесь и отступавшие лежат, и наступавшие, – добавляет поисковик. – Часть останков мы смогли идентифицировать, но в большей массе они так и остались неизвестными солдатами. И морячков здесь много полегло. Тихоокеанская и Амурская флотилии. Морские пехотинцы, которых поснимали с кораблей и бросили на защиту Москвы. По нашему направлению они как начали от Дмитрова, так и гнали немца до Ржева.

Здесь же на кладбище на средства ветеранов контрразведки была установлена часовня. В Московской области она одна такая. Памятная плита гласит, что часовня установлена в честь защитников Отечества, павшим и пропавшим без вести при обороне Москвы и освобождении Московской области.

А с нынешнего года мемориальный комплекс дополнила памятная плита, установленная павлодарскими поисковиками в честь павших в Подмосковье земляков – бойцов 316-й стрелковой дивизии.

DSC02887.jpg

Мечта поисковика

– Одна моя мечта исполнилась, – улыбается Сергей Николаевич. – Я добивался, чтобы останки бойцов, найденные в Волоколамском районе, перезахоранивались здесь, в центре Волоколамска. Чтобы люди помнили и чтили память тех, благодаря кому они сейчас живут.

– А какая вторая мечта?

– А вторая – чтобы меня похоронили здесь же, рядом со своими.

DSC02820.jpg

Фото ©ЭК/Ирина ГАЛУШКО

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Улыбка дня от Игоря Кийко
Что у нас хорошо организовано, так это преступность
203 0 0
Улыбка дня от Игоря Кийко
На гороскоп надейся, а сам не плошай
393 0 0
Улыбка дня от Игоря Кийко
Два величайших изобретения в истории: книгопечатание, усадившее нас...
600 0 0
Улыбка дня от Игоря Кийко
Электрический ток не бьет, он защищается
715 0 0