просмотров 7494

Алия Сагимбаева: От себя и своего рода не убежишь

Опубликовано: 29 Мая 2018 Автор: Гульсум КУНЕЛЕКОВА | Алматы
Алия Сагимбаева: От себя и своего рода не убежишь
Фото Гульсум КУНЕЛЕКОВОЙ

А что если причина конфликтов в вашей семье, проблем в бизнесе или болезней кроется в истории вашего рода? То, как жили наши предки, особенно в третьем–четвертом поколении, сильно влияет на нашу жизнь. Это показала многолетняя практика родолога (тектанушы) Алии САГИМБАЕВОЙ. Она помогла десяткам казахстанцам решить свои вопросы через изучение их рода. Недавно она провела в Алматы мастер-класс по энергии слова. Большую силу может иметь то, что нам говорили наши бабушки–дедушки, родители. Немало судеб поломано и после проклятий, адресованных в адрес потомков определенного человека. Как изменить эти ситуации в лучшую сторона, она рассказал в интервью ЭК.

– Человек живет в словах. Что мы думаем и говорим, то мы и есть, – говорит Алия Сагимбаева. – Сейчас очень много научных исследований, подтверждающих значимость слова человека в его жизни. Это подтверждают и японский исследователь Эмото Масару, и генетики, и физиологи, и нейробиологии, и другие специалисты. В разных народах мира это знали давно. Об этом сказано и в духовных, религиозных книгах. В Библии так и говорится: «В начале было Слово». В Коране и хадисах много моментов о слове. К примеру, в суре Аль-Кахф: «В Судный день добрые дела и добрые слова будут зачтены в наш положительный актив». Казахи говорят: «Сөз сүйектен отедi» (буквально: «Слово проникает в кость»). А кость – это ДНК и РНК. Ученый Петр Гаряев, академик Академии медико-технических наук, член Нью-Йоркской Академии наук, утверждает, что ДНК воспринимает человеческую речь. Поэтому в общеобразовательной программе Академии родологии также есть тема об энергии слова.

Сегодня на семинаре мы разбирали механизм наследования, какой эффект производит слово. Я дала слушателям задание: напишите, какие слова вам говорили родители, бабушки-дедушки с детства, что вы сами говорите своим детям. Одна девушка посетовала, что у нее всегда чуть-чуть да чего-то не хватает, ощущение, что ей светит что-то большое, но она никак не может добраться до него. Оказывается, мама ей всегда говорила: «Хорошего понемножку». Это яркий пример того, как слово начинает руководить человеком.

Случай из практики Алим Сагимбаевой – о важности знания и почитания своего генеалогического древа, жетi ата: «У меня было два трагичных случая в практике. Первый – когда брат и сестра, не знавшие друг о друге с детства, встретились через 20 лет, завязались отношения. Когда узнали о своем родстве, что-то исправить было сложно: девушка уже от него забеременела. Второй случай – аналогичный: сын привел в дом свою беременную девушку, а она оказалась внебрачной дочерью его отца, то есть сводной сестрой парня».

– А что вы скажете о проклятиях?

– Много лет назад я почти два года работала с девушкой, страдавшей от бесплодия. Что мы с ней только не проработали: обиды к родителям, бабушке, образ матери, – у нее в жизни было много ситуаций, связанных с женским началом. Но беременность все не наступала. И я как специалист начала понимать, что не все пазлы сложились. Как-то она привела к нам на клубную встречу своего папу, и я затронула тему влияния слова:

Каждый мой четвертый–пятый консультативный случай связан с родовым проклятием, это частое явление у казахов. Казахский язык богатый, и еще все слова произносятся в стихотворной форме, в римфу, то есть идет их усиление за счет звукового ряда. Американский ученый-психогенетик Чампион Курт Тойч утверждал, что проклятие работает 14 поколений.

И вдруг папа девушки вскакивает с места и вспоминает историю своего деда, которого проклял один человек со словами: «Өзеғiн толмасың, ұрпағың болмасын». У этого мужчины родились три дочки. В казахском понимании продолжателем рода является только мальчик, то есть род этого человека прекратился.

Основатели науки родологии – покойный Валерий Васильевич Докучаев, физик-ядерщик, кандидат физико-математических наук, и его супруга Лариса Николаевна – выяснили, как можно трансформировать негативные словесные установки, в том числе проклятия, в позитивные, в благословение. Прежде всего, нужно простить человека, который проклял, а далее трансформировать его слова. К примеру, «Сол ата бiзге өзегiң толсың, ұрпағың болсын деп, ақ батасын берiп тұр». Понимание и осознание – 50% успеха. Далее применяются инструменты психологии. И только после этого и проведенной нами работы девушка забеременела и родила мальчика. Вот она, сила слова.

Мама может ласково говорит дочери: «Ты моя лентяйка», а потом злиться, почему она ленится. Человек – самое программирующееся существо, и в первую очередь программирование идет словами.

XYJK6994.jpg

– Вы как-то сказали, что в Якутии очень мало разводов. Что они там такого делают, что можем делать и мы?

– В России, по статистике, распадается каждая вторая семья. В связи с этим в конце 90-х годов было проведено исследование и выяснилось, что в Якутии очень малый процент разводов. Дело в том, что у них тоже чтут шежире, причем, как я слышала, там стараются знать девять поколений своих предков, поминают их, также почитают старших.

Казахстан и казахи, как нация, в XX веке испытали очень серьезные социальные катаклизмы: революция, красные–белые, раскулачивание, репрессии, Голодомор и Великая Отечественная война. Все эти события сильно повлияли на психику наших предков. В итоге потомкам передались их страхи, к примеру, создавать семью, выходить замуж. Погибали в первую очередь мужчины, поэтому у нас сейчас женщин больше. Включается не осознаваемая психологическая установка: «Мужчиной быть опасно». Этим также можно объяснить слабость некоторых наших современных мужчин.

К примеру, смотрим генограмму девушки, а это ее третье–четвертое поколения предков, и видим, что дед пошел на войну и не вернулся, кого-то репрессировали или раскулачили. И тогда у нее формируется подсознательная программа: «Зачем создавать семью, если с мужем что-то произойдет?».

Родология, в отличие, к примеру, от психологии, говорит: «Ты не один, ты со своим родом, наследуется все». И наша задача – найти первопричину. Я всегда смотрю на третье–четвертое поколение предков человека, если у него проблемы, значит, именно там что-то в семье случилось.

«Мы все несчастливы по-разному, но по одной и той же причине: мы несем в себе готовые модели мыслей и поведения, на 70% полученные по наследству и на 30% сформированные окружающим нас с детства», – написал американский и немецкий ученый Чампион Курт Тойч. На многочисленных жизненных примерах своих клиентов он доказал, что жизнь устроена таким образом, что с математической точностью оправдывает наши ожидания. Если мы верим в ее справедливость – она справедлива. Если мы верим в произвол – он вокруг нас. Мы можем считать, к примеру, что поражение – это всегда больно ранит и тормозит, а можем верить, что всякий опыт делает нас сильнее и содержит ценный урок.

– Почему именно третье–четвертое поколение?

– По исследованиям генетиков и согласно нашей статистике, одна и та же модель поведения активно проявляется три–четыре поколения. На четвертом–пятом идет естественная трансформация, другие же рода подходят. Бабушки–дедушки, а иногда прабабушки и прадедушки – авторы сценария нашей жизни, они заложили способ нашего реагирования, мамы–папы – режиссеры, а мы – актеры.

Как-то на консультации мы с девушкой разбирали ее проблемы со здоровьем, и тут звонит ее муж, начинается выяснение отношений. Оказывается, она обманула его, сказав, что в это время на работе. Он позвонил туда, а ее нет. И таким образом она обманывала его постоянно. Мы начали искать причины в роду клиентки, и оказалось, что ее бабушка тоже обманывала дедушку, так как любила ходить по гостям, а он был очень строгим. Она обманет и убежит. Вот и внучка, даже не имея причин для обмана – муж и так отпускает, куда она хочет, – неосознанно повторяет модель поведения своей апашки: «Мужа надо обмануть». Поэтому и говорят, что от генов никуда не убежишь.

Советский ученый Тимофеев-Ресовский, советский биолог-генетик, сказал: «Наследуются не только типы характеров, типы высшей нервной деятельности, наследоваться, повторяю, может все». Это подтверждает мой опыт работы с клиентами. Наши предки говорили: «Тұқымын куалайды». Русские говорят: «Что на роду написано». Но уровень развития человека и современной науки позволяет утверждать, что наследственность не фатальна, ее можно изменить. Но к этому готовы не все, а, как показывает практика, только потомки сильных ресурсных родов. Это серьезная, глубинная духовная работа.

– Сильный род в вашем понимании какой?

– Это сильные духом люди.

– Мы все время говорим о негативных сценариях. А какие родовые сценарии у богатых, успешных людей?

– Позитивными сценариями мы называем силу, ресурсы рода. Этот ресурс есть даже у круглого сироты. Опираясь на него, некоторые наши соотечественники становятся успешными, богатыми. Но здесь есть подводный камень. В Казахстане в XX веке, до прихода новой, советской, власти, основной процент народа составляли богатые, состоятельные люди. Имея сто баранов, казах уже мог считать себя богатым. И всех зажиточных раскулачили. Только единицы отдали все свое добро добровольно. Одних репрессировали, еще какая-то часть бежала за границу. И этот генетический страх: «Быть богатым, успешным – опасно» – наиболее активно проявляется в третьем–четвертом поколении. У меня на консультациях было много состоятельных людей, которые, дойдя до определенного уровня богатства, вдруг теряют его. Начинаем исследовать его род, выясняется, что там были вышеописанные случаи. И наша задача убедить человека, что это было там, давно, – начинаем работу в рамках пошаговой коррекции родовых программ по авторскому методу Докучаевых.

MIYT6810.jpg

Вообще, хотела бы добавить, что самая главная потребность всех людей на постсоветском пространстве – потребность в признании. Это становится очевидным, когда мы начинаем работать с ними на моих консультациях. Причина – все те же отголоски испытаний XX века.

– Какие тенденции в нашем обществе вам нравятся, а какие, на ваш взгляд, можно исправить?

– Очень сложный вопрос. Это связано с тем, что мы, казахи – единая нация, но мы неоднородны, так как делимся на жузы и племена (ру). В нашем методе синонимов слова «род» несколько: шежіре, ру, жуз и тек. Род – это многопоколенная группа людей, объединенных кровной связью, наследственной памятью и общим способом реагирования. К примеру, среди свадебных традиций есть те, которые надо сохранить, иначе мы, как нация, себя потеряем. Но есть и те, которые себя изжили. К примеру, взаимный обмен подарками сватов «киiт беру» (лошадь, шапан и другие подарки – в зависимости от имущественного положения семьи). Не у всех есть возможность делать такие подарки. И мы сейчас наблюдаем, что в некоторых случаях потихоньку от этой традиции отходят. Лучше молодым создать условия.

Далее, у нас 70 лет была установка: «Орыс тiлiң бiлмесен – адам болмайсын». Она сидит в нас до сих пор. А мы же все хотим «адам болу». Можно трансформировать эту установку для всего нынешнего поколения: «Ана тiлiң, қазақ тiлiң бiлсен – адам боласын». И это выражение должно быть везде, в каждом доме. К примеру, некоторые моменты я говорю на лекции на казахском, слова на родном языке воспринимаются по-другому и принимаются намного глубже, как говорится, «сүйегiнен жетедi» («доходят до костей»).

Другой момент: а ведь быть казахом было опасно. И тут у некоторых также включается генная память: на своей земле нельзя реализоваться, жить опасно. Нередко казахи, уезжающие жить за границу, – это потомки репрессированных, так называемых «врагов народа», и их потомки чувствуют себя изгоями, живя в XXI веке. Но весь парадокс в том, что, уехав за границу, в благополучную Европу, Америку или Канаду, они натыкаются на тот же конфликт с властью. Так что от себя, от своего рода не убежите. Ко мне приходит много молодежи, мечтающей уехать из страны. Я им говорю: «Вначале проработайте, что у вас было в роду, а потом езжайте куда хотите».

Случай из практики Алии Сагимбаевой: «Как показала моя практика, 80% потомков репрессированных и раскулаченных работают в правоохранительных органах: МВД, КНБ и так далее. Это судьи, прокуроры, дорожные полицейские… Таким образом они бессознательно пытались восстановить справедливость. Также среди них встречаются бухгалтеры-экономисты. Догадались почему? Чтобы сидеть и считать».

– Сейчас в обществе много неполных семей, когда дети остаются с матерями и воспитываются без отца. Как это может отразиться на их последующих поколениях?

– На третьем–четвертом поколении эта программа неполной семьи может активно включиться. Так что мы – сценаристы для своих внуков. Если удалось сохранить семью, значит, и у внуков тоже получится. Если нет, то возникнет предрасположенность к такому сценарию у потомков. Вы видите, на моей лекции большая часть – женщины. У них инстинкт сохранения срабатывает автоматически, они не хотят, чтобы у их потомков повторялись такие же проблемы.

– Что вы еще посоветуете современным родителям для формирования позитивного родового сценария? Есть какие-то общие правила?

– Конечно, есть. Прежде всего, насколько это возможно, сохранять культурные традиции нашего народа, они прописаны веками: к примеру, уважение к старшим, забота о младших, семейные праздники, совместное решение вопросов, поддержка отношений со всеми родными. У каждого народа свои традиции.

Я могу здесь добавить, что казахи – одна из самых обидчивых наций на земле. На мой взгляд, тоже после катаклизмов XX века. В их сознании звучит: «А как принять, что раскулачили, языка, веры лишили?». И тут внешние репрессии переходят во внутренние, когда людям до власти дела нет, они друг на друга, на своих родных и близких начинают наезжать, конфликтовать. Поэтому в таких случаях мы рекомендуем идти разбираться к специалистам, не только к родологам, можно к психологам, читать соответствующие книги, ходить на тренинги, пытаться понять причины, развиваться, чтобы проработать все это. Все индивидуально, самое главное, человек должен быть готов сам изменить себя, свои взгляды, свой способ реагирования, поработать с самим собой.

– Еще казахи сами про себя нередко говорят, что они завистливый народ. Кто-то поднялся, как его порой тут же «топят», не могут принять его успех. Вы с этим сталкиваетесь?

– Почти на каждой консультации. Казахи говорят о зависти: көз тидi (сглаз). И здесь мы вновь смотрим на наших бабушек-дедушек. Как я уже не раз говорила, наши предки в XX веке получили сильнейший психологический удар. Чтобы пережить его, прийти в себя, нужно время. Поэтому, когда кто-то умирает, в религии есть семь, 40 дней, год поминок. Это время дается человеку, чтобы морально адаптироваться, принять произошедшее. А в тех условиях такого времени не было, надо было спасаться, выживать. И этот неотработанный психологический удар проникает глубоко в бессознательное и начинает проявляться через поколение. Следующий момент: так ведь доносили кто? Соседи, родные. И тогда человек должен себе как-то объяснить, почему так произошло. Винить Сталина и власть было опасно. И тогда в XX веке пышным цветом расцвело суеверие: Бiзге көз тидi («Нам позавидовали»). И из поколения в поколение родители говорят своим детям: туда не ходи, не высовывайся и так далее. Я называю это общенациональным генетическим трансом: көз тидi, суық тидi. Но и с этим можно поработать и трансформировать в позитивную установку.


Читайте также
Стандартный исход
Изобрели автомат для бритья – карусель с острыми лезвиями. Лица, правда, у всех разные – н
62 0 0
Декорация права
За выбитый глаз – 100 быков, за отрубленный палец – 10 быков…
99 0 0
Неравный той
Я много путешествовала, но нигде не видела людей, настолько зацикленных на тоях и пирах, к
723 0 0