Какие праздники «наши»?

Опубликовано: 12 Марта 2018 г. Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | г. Астана
Какие праздники «наши»?
ЭК
просмотров 2784

«Как ты, оказывается, много знаешь об аруахах», – сказал двенадцатилетний сын после совместного просмотра анимационной ленты «Тайна Коко». Просмотр фильма, в основе которого лежит древний латиноамериканский ритуал поминовения умерших предков, стал хорошим поводом обсудить многие важные вещи. Он даже задал совершенно неожиданный вопрос: «Должен ли я ходить в мечеть пять раз в день, чтобы молиться за папу и предков?» Так что завершилось все обсуждением того, что есть истинная вера и нравственность, и слов Бухара-жырау: «Мұсылмандық кімде жоқ, тілде бар да, ділде жоқ».

Мирча Элиаде.jpg

А еще я задумалась о духовной ситуации, которая, как писал чуть ли не век назад историк религии Мирча Элиаде, подталкивает западного человека раз за разом погружаться в чужие традиции, «пожирать» их и опять искать что-то новое вовне в призрачной надежде удовлетворить внутренний голод. Но если век назад на эту неутолимую жажду можно было смотреть как на чисто западное явление, то теперь в эпоху глобализации и голливудизации наследники этих традиции все больше отчуждаются от собственного наследия. Кажется, они могут принять его теперь только в яркой целлулоидной упаковке.

Переформатирование духовных традиций в соответствии с запросом времени – это распространенное явление. Рождество, как мы его сейчас знаем, – трогательный семейный праздник с индейкой и взаимными подарками, благотворительными обедами и елкой – фактически было изобретено заново в 1843 году Чарльзом Диккенсом в «Рождественской истории».

Рождественская история.jpg

То же самое пиксаровский мультфильм делает с древним латиноамериканским ритуалом: еще майя, инки, ацтеки отмечали праздник мертвых. У инков, например, в этот день мумифицированные останки инкских царей и других почитаемых предков выносились на центральную площадь, чтобы воины, прошедшие через пост и инициацию, могли пировать вместе с предками. Христианство не смогло покончить с этим языческим ритуалом, поэтому постаралось сделать его более приемлемым для себя. Хотя, надо признать, в большей мере это удалось не религии, а современной масс-культуре: черепа стали сувенирными. И лента «Тайна Коко», с одной стороны, в трогательной истории переосмысляет этот праздник, популяризирует его, а с другой... делает его таким шаблонным, таким стандартным, таким голливудски предсказуемым.

коко-4.jpg

Может ли в наше время традиционная духовность быть сколько-нибудь актуальной без такой перелицовки?

Серикбол Кондыбай.jpg

Интересно, что исследователь мифологии Серикбол Кондыбай (1968–2004), не имевший доступа к западной литературе по конструированию нации или коллективной памяти, в книге «Есен қазақ» писал о произошедшей в XIV веке в духе ислама реинтерпретации нашего духовного наследия, подготовившей идеологическую основу будущего Казахского ханства. А также он не раз писал и о необходимости актуализировать древнюю духовную информацию современными способами. 

Таласбек Асемкулов.jpg

Серикбол Кондыбай, анализируя сохраненный музыкантом Таласбеком Асемкуловым казахский миф о мальчике-музыканте Нуртоле – спасителе человечества, интерпретировал его совершенно неожиданно: связал с праздником зимнего солнцестояния и ритуалом поминовения умерших предков, сравнивал с латиноамериканскм праздником мертвых. И предлагал, например, организовывать театрализованные представления по мифу о Нуртоле, привязывая их не к зимнему солнцестоянию, которое малоактуально сейчас для казахов, а к 16–17 декабря, сделать эти дни общенациональными Днями памяти.

Фильм «Тайна Коко» заставил еще раз вспомнить такие идеи Серикбола Кондыбая, высказанные 15 лет назад, но не услышанные, не реализованные. Как результат такой невостребованности сейчас в социальных сетях даты старых «советских» праздников – 1 января и особенно форсируемые российской идеологией 23 февраля и 9 мая – это бесконечные баталии по поводу «не наших праздников». Плюс шествия «Бессмертного полка», которые по сути очень похожи на латиноамериканские карнавалы в Дни мертвых, только вместо заокеанского веселья наша свинцовая серьезность.

Бессмертный полк. Алматы. 2017.jpg

Так какие праздники «наши»? Официальные даты в календаре мало кому по-настоящему интересны. Понятно, что пока власть не готова сделать 16–17 декабря Днем памяти, особенно после Жанаозеня. Самый реальный кандидат на национальный праздник – это, конечно, Наурыз. Но и у него есть серьезные оппоненты, название-то праздника – иранское.

В начале XX века реформаторы ислама джадиды пытались осовременить Курбан-айт, заменив кровавые жертвоприношения благотворительностью. Но их раскритиковали ортодоксы за непонимание религиозной сути жертвоприношения. Переформатировать один из главных религиозных праздников сейчас будет, пожалуй, даже труднее, чем сто лет назад.

кумыс.jpg

В Улытауском районе раскручивают Праздник первого кумыса, и в его концепции чувствуется работа профессионала. Но дойка кобылиц в городском ландшафте не сработает. Последние годы западноказахстанский амал-көрісу 14 марта становится популярен за пределами региона. Может сделать ставку на него?

Или все-таки вернуть себе Новый год, который сейчас в СМИ называют «дальневосточным», «китайским» и прочее. Сами-то китайцы признают, что он заимствован в древности у тюрков. Да и в некоторых регионах Казахстана он отмечался до последнего времени как февральский Наурыз, когда встречаются в небе Луна и звезда Камбар, когда «просыпается земля».

Как думаете?


Читайте также
Стандартный исход
Изобрели автомат для бритья – карусель с острыми лезвиями. Лица, правда, у всех разные – н
53 0 0
Декорация права
За выбитый глаз – 100 быков, за отрубленный палец – 10 быков…
92 0 0
Неравный той
Я много путешествовала, но нигде не видела людей, настолько зацикленных на тоях и пирах, к
716 0 0