просмотров 344

Минская кубовая

Опубликовано: 26 Декабря 2018 Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | Алматы
Минская кубовая
Мерует Бекбулатова во время учебы в Минске, март 1961 года

Завтра мы летим в Европу через Минск. Я выбирала этот маршрут, исходя из дешевизны, но вдруг обнаружила, что волнуюсь от предстоящей встречи с Белоруссией. Потому что это встреча с юностью моей мамы.

Наша мама Мерует Саматовна Бекбулатова (1943−1998) была по-настоящему справедливым, храбрым и очень принципиальным человеком. Она была идеалисткой, верила в грядущий коммунизм, и в тоже время была скептиком, с большим сомнением относилась к окружающим, и жизнь чаще всего подтверждала ее правоту. Удивительно (а может вполне закономерно), она больше всего ценила в людях благородство, как сокровище, берегла воспоминания о проявлениях внутреннего аристократизма. Две из ее таких историй связаны с Минском.

Мама в 16 лет с отличием закончила школу в районном центре Джамбейты в 150 км от Уральска и поступила в Уральский пединститут, чтобы стать химиком. Но в тот же год химию в институте как отдельную специальность упразднили, слили с биологией. Мама решила заново поступить в другой вуз. Ее старший брат Мырзаш-коке был физиком и как раз поступил в аспирантуру Белорусского госуниверситета, поэтому мама поехала в Минск, чтобы учиться пусть вдали от дома, но зато рядом с братом.

Минск 1960-х.jpg

Мама училась в БГУ на вечернем отделении, днем работала в химической лаборатории, жила в общежитии. Она не так много рассказывала об этом периоде жизни. Сказала как-то, что была для окружающих единственной казашкой, и у них сформировалось мнение, что казахи умные, трудолюбивые и хорошо переносят алкоголь. Последнее замечание она объсняла так: как-то пришла поздно вечером в общежитие, а одна из соседок вернулась из родной деревни и накрыла стол в комнате, угощая подруг домашними заготовками. Маме предложили стакан красного вина. Мама попробовала и сразу поняла, что это подкрашенный вареньем спирт. Соседки настаивали, что это домашнее вино, просили выпить с ними. Мама из деликатности выпила весь стакан и как ни в чем ни бывало села ужинать. Позднее соседка призналась, что это действительно был спирт из лаборатории, что они хотели посмотреть, как казахи переносят алкоголь. «Ты голодная и уставшая выпила 200 грамм чистого спирта, и ничего», − удивлялась она.

Общежитие, работа и факультет находились далеко друг от друга. Мама вставала в шесть утра, ехала на работу, а возвращалась с учебы вечером в одиннадцатом часу. В начале 60-х электрочайников и кипятильников то ли вообще не было, то ли не было их у студентов. Кипяток они брали в кубовой – специальной комнате.

Итак, мама в одиннадцатом часу ночи возвращалась в общежитие и отправлялась в кубовую за кипятком, чтобы поужинать и попить чай. Однажды за кипятком зашел и местный студент. Вслед за ним в кубовую ворвался комендант общежития. Это был пожилой человек, участник войны. Он тяжело посмотрел на парня и сказал: «Убирайся отсюда. Кубовая закрыта». Тот пожал плечами, а комендант продолжил: «Ты знаешь порядок, кубовая закрывается в девять». «А она?» – «Ты себя с ней не сравнивай. Эта маленькая девочка приехала издалека, работает и при этом хорошо учится. А ты бездельник, сидишь на шее у родителей и учишься как попало. Убирайся, нет для тебя кипятка!».

Так мама совершенно случайно узнала, что все это время комендант общежития молча наблюдал за ней и помогал как мог: каждый вечер специально для нашей мамы, когда она возвращалась в общежитие, открывал кубовую и кипятил воду.

Минск 1960-х. Город отмечает 900-летие..jpg

Днем мама работала лаборантом в каком-то научном институте. Одна из старших научных работников, еврейка по национальности (мама говорила, что до приезда в Минск для нее существовали только одни цветы – полевые тюльпаны, только одни яблоки – апорты, которые иногда привозили из Алматы, и о евреях она тоже узнала только в Минске), всегда сама собирала установки для своих опытов. И однажды мама обратилась к ней с вопросом: «Пәленше Пәленшеевна (мама называла имя, но я, к сожалению, его забыла), ведь это моя обязанность – собирать установки для опытов. Но вы всегда собираете свои сами. Вы не доверяете мне?» − «Мирочка, прости пожалуйста. Дело не в этом. Ты видишь, опыты у меня сейчас сложные, в основном неудачно заканчиваются. После войны нервы не в порядке. И если установку соберешь ты, а опыт опять не получится, я могу не выдержать и накричать на тебя, хоть и буду знать, что твоей вины нет. Поэтому я сама собираю установку, себя ведь не отругаешь».

Такие вот две истории. Когда дядя защитил диссертацию, стал первым в Казахстане специалистом по физике твердого тела, его направили работать в КазГУ. Мама уехала из Минска вместе с ним, продолжила учебу в Алматы и больше никогда не бывала в Минске. Но память о людях, которых встретила там, сохранила навсегда. Она ничего не рассказывала о своих преподавателях (или я не запомнила, истории были не такие выразительные). Но как-то обронила: «В КазГУ я всегда старалась сдавать экзамены преподавателям русским или евреям. Конечно, они сначала относились свысока, но когда докажешь свои знания, ставили честную оценку. А то были и такие в КазГУ казашки-преподаватели: чем ты больше доказываешь свои знания, тем больше они тебя ненавидят и стараются занизить оценку».

Уже купив билеты через Минск, я начала думать о том, что хорошо бы съездить в город, вместе с детьми побывать в БГУ, поклониться памяти маминых учителей. Наверное, это возраст. Потом во мне проснулся ученый: в архиве БГУ можно найти мамины документы, узнать, в каком общежитии она жила, где и с кем работала, как звали того коменданта и ту ученую. Но, как мне объяснили, аэропорт довольно далеко от города, за четырехчасовую стыковку ничего не успеть. Что же, возможно, я еще вернусь в Минск... А пока за маму пожелаю процветания и счастья народу Белоруссии.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
КАРМ ПРОТИВ КАРМЫ
О ситуации с бесплодием в Казахстане «ЭК» рассказала репродуктолог Лэйла Чалова.
700 0 0
Лариса Ренар: Мир потихонечку осознает ценность именно женского подхода
Лариса Ренар: Мир потихонечку осознает ценность именно женского подхода.
683 0 0